05 Июня, Пятница

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Конкурсная подборка 37. "Неудавшаяся притча"

  • PDF

logo2020_333Автор - Александр Назаров, Санкт-Петербург (Россия).



Неудавшаяся притча

Тем, кто рулит, вершки, им же, избранным, и корешки,
и не боги лепили горшки, обжигали горшки,
ты идёшь по дороге, и боги тебя не спасут,
ты такой же двуногий, двурукий скудельный сосуд.

Глинобитный Адам принимает дешёвый «Агдам»,
евхаристия нищих душой, и ему хорошо,
он речёт: – Аз воздам, затаскав этот мир по судам, –
и растёт на вершок, и вопрос смысла жизни решён.
Вот скудельный Адам вопрошает: – Эй, там, наверху,
почему, дорогой, моя плоть из такого дерьма?
Твой порядок – бардак, скоро всё превратится в труху! –
и растёт на другой, набираясь земного ума.
Поумневший Адам ковыляет по райским садам,
и пинает зверьё, из рогатки по птицам палит,
он твердит: – Аз воздам, я такого вам страху задам! –
и упорно растёт, страшной тенью кривляясь в пыли.
Повзрослевший, окрепший, Творца вызывает на суд,
дескать, честный наследник поруган, забыт, обделён,
о, Творец многогрешный, с тебя я проценты стрясу
в пользу всех духом бедных, во славу грядущих времён.
Неподкупный и праведный суд огласил приговор:
бездны Божьего дара Адаму – владей и твори! –
Как на блюдце подносят истцу, да с каймой голубой!
(Он бормочет про маму и что-то про чёрт побери) –
Получи в лучшем виде зажатое Богом давно
счастье здесь и задаром, гори всё, вершки-корешки...

Никогда не увидеть вам в самом трешовом кино,
сколько Божьего дара Адам перевёл на горшки...

Глаз

ширяясь болью, тьмою ширить зрачки,
проваливаясь в колодец смотрящей из тебя пустоты,
всё шире и шире смотрящей из тебя пустоты,
с вертикальным разрезом судьбы под кошачьего глаза бельмом,
это ты, утопающий в чём-то ночном и невнятном,
в такой темноте, что хоть лезвием Оккама в...
у Дали, проходящего мимо, синдром Андалузского пса,
и усами топорщится боль на невнятном лице,
он идёт, ты идёшь, жизнь идёт
перелистывать тьму допотопной своей пустоты,
глинобитным Адамом со скудельной тоской под ребром,
говорит: мать твою,
повторяет: мол, мать твою мать,
незнакомое слово темно на его языке,
и его земляная душа не умеет летать,
и тихонько шуршит, как букашка в твоём кулаке,
мир, огромный, антрацитово, аспидно, угольно чёрный,
в твоём неподвижном зрачке низвергается в ад,
соскользнув с неопознанной глади райка,
береги как зеницу распятого ока, Адам,
эту тьму, пустоту, поглотившую мир.

В.Х.

Что, словач,
настихал, навстихал,
наишачил стишат,
неуклюжих, смешных ишачат,
что ночами кричат
и молчанья не могут прощать?
Дикий срач
с недержаньем в речах
не отмоет табун Навсикай,
в белоснежном белье хохоча,
полощась в заповедной воде;
о река, обрекай, нарекай
чарный мир, что вовек непочат,
за смеяньем и плесками дев.

Засмотрись тьмою всех сохранённых зениц,
на ресницах бессонницы миг раскачай:
по блазнящим крутым ягодицам девиц,
словно скат(ан)ный жемчуг, сулящий печаль,
капли тихой молочной реки,
от начала начал...

Не стихай,
набрехай, пустобрёх, краснобай,
непотребный трепач,
мир от трепета до трепака,
обручённый стихам,
обречённый сомненья
в мохнатые уши пихать,
обаянием баек
себя доводя до греха.

Набормот, наворот,
вырастающий наоборот,
чтоб никто не разгрёб
до конца всех концов
катастроф,
что случались с тобой,
чтоб вразнос и взахлёб
в дебрях неразрешаемых слов
только боль и любовь,
только Бог и Любовь,
и дорога утрат за спиной...






logo2020_133




cicera_stihi.lv


.