25 Ноября, Среда

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Юлия Малыгина и Олег БАБИНОВ. "Диалоги обозревателей". Встреча четвертая

  • PDF

dialogi_objm4Литературные обозреватели портала Stihi.lv Юлия Малыгина (ЮМ) и Олег Бабинов (ОБ) обсуждают конкурсные произведения "9-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2020". Подборки с 61 по 78.


cicera_zvezdochki

ОБ:

Юля, можно поговорить и о вкусе. На мой взгляд, вкус в литературе, как и в жизни, это в первую очередь бережное внимание к деталям и их сочетанию. К сожалению, небрежности (и нет, не нарочитой — так называемого «парижского шика») в обозреваемых нами с тобой подборках предостаточно (и да, я должен признаться перед читателями, что пишу это предисловие post factum). Вот шабли само по себе вкусно, и шашлык тоже вкусен, но друг с другом они совершенно несочетаемы.

Как я сказал ниже, мне близка традиция — нет, не «текстов, которые пишут и читают сами себя», а поэта, который становится пространством для собственных текстов, который преодолевает себя. И, в том числе, преодолевает груз собственного человеческого и даже культурного бэкграунда, всех этих Шопенов, Цветаевых, протопопов Аввакумов и т.д.. Нет, мы не призываем «сбросить их с корабля современности» (я вот в момент написания этих слов пытаюсь слушать лекцию своей подруги про Боккаччо), но либо отправить их на задник собственного пространства для поэзии, на обои, либо сделать полноценным элементом стихотворения, как это сделал Пастернак в своем «Во всём мне хочется дойти до самой сути».

Но главное это же, конечно, не эти наши друзья, главное убрать из этого пространства «я» (окей, не будем радикалами — излишки «я»), чтобы освободить место для поэзии.

ЮМ:

Олег, а вот ещё предложение: как ты смотришь на то, чтобы поговорить о вкусе? Что такое этот «вкус», почему о нём не принято спорить (три раза ха-ха), почему разговоры о вкусе сразу табуируются, почти любое предъявление вкуса стремится замаскироваться, и не изменится ли это в скором времени?

Ведь осознанное потребление реальности должно привести и к осознанному потреблению «виртуальности» . Ведь если мне нужно 7 платьев, пара брюк да пара блуз — не будет ли это означать и то, что мне нужно ровно столько информации, сколько я могу усвоить и вопрос — как встроятся в эту информацию стихи?

Да, популярно нынче говорить «я пишу для вечности» или «тексты пишут сами себя и читают сами себя» — но нет ли в этом нонкоформизма? Того нелюбимого тобой ухода, противостояния, противопоставления, но — кому? Не себе ли?

Сейчас рынком потребления культуры (вульгарно назвала, но как ещё назвать?) правит так называемый «креативный класс», что не исключает наличие если не другого класса, то другого рынка, ёмко определяемого, как аудитория основных каналов российского телевидения.

Ануш Варданян в лекции о сериалах точно характеризует первую аудиторию: «Карл Маркс писал, что что буржуа способны вульгаризировать любую идею, вот с богемной буржуазией ровно наоборот, бобо идеализируют любую вульгарность» [«Проверка сериалом. Границы допустимого» Ануш Варданян]

Да и вообще, говоря отвлечённо — история «противостояния» интеллигенции и трудового народа, питающаяся противостоянием аристократии и народа, превратилась в историю противостояния «офисного планктона» и «обычных работяг». Вот во что выродилась ты, идея двойничества, озаглавленная двуглавым орлом. А в конечном итоге, это история про тех, кто себе позволяет и кто не может позволить.

И ещё одна цитата из Ануш Варданян: « ...вообще культура — большее, чрезмерное, лишнее ...»

Что-то даже не знаю, как с этих точек обозревать двадцатку, но — а почему бы нет?

P.S. Лекцию смотрела последний раз два года назад, к чему бы она мне сейчас вспомнилась? Ну да будем посмотреть. Ах, да. Гиперссылка.


Конкурсная подборка 61. "Как-то утром туманным" Автор — Александр Веселов, Санкт-Петербург (Россия).

ЮМ:

А вот и первый претендент на размышления после просмотра лекции. Хотя нет, не так, прочла-то я подборку задолго до. И во время шумных восторгов в комментариях. И во время распечатки (так получилось, что эта двадцатка была распечатана ещё в офисе, следующие двадцатки выпускал домашний принтер.

Моих прочтений у подборки больше десяти, это точно. И во все прочтения я ломала голову, чем же так «цепляет» она людей. И нет у меня ответа. Это восхищение перед ловкими пирожками-порошками-лимериками? Это ложное ощущение реализации фигуры сильного мужика, который мало того, что чин военный имеет, да ещё и на короткой ноге с самим временем? Или это ловкое развертывание с помощью фантазирования на темы японских стихов?

Никак не удаётся мне понять, что там за полковник такой и почему, разве только в восемнадцать прыжков доскакали до этого от «Те дни летели, как стрела / Могучим кинутая луком» (Языков)

Ну допустим время по плечу хлопаем, допустим время — некий военный, но что это за «Так вышло, что друг друга потеряли / Среди кровавой суеты войны.» — это намёк на то, что жизнь — боль, и боль настолько, что незаметен ход времени? Хм, дак это и есть те самые пресловутые мелодраматические решения, те самые натяжки цветистых штанов, от мелькания которых захватывает дыхание.

И только.

А. Точно. Сейчас же модно ещё сказать что-то «конкретное» — «и вместе водружали наше знамя / на чей-то взятый штурмом бастион» —
а можно «наше» знамя водружать порознь?)
бастион 100% чей-то, иначе странно будет так торжественно водружать на него знамя;
какое значение имеет «штурм»? вообще это сильное понятие, но в этой строке — ну так, мимо штурм этот проходил, ну был и был.

И рифмы совершенно невыносимые. Кто придумал, что рифма — это только про звук, тот придумал, а не узнал и не осознал. Рифма — это то, что звучит и значит; слова вынужденно сталкиваются друг с другом, отскакивают и от этого столкновения и совпадения звука рождается рифма.

Хорошая рифма — которую и ждёшь и не ожидаешь одновременно. Рифма же вроде «черёд-ползёт» или «потом-дом» — бедна, не звуком бедна, смыслом.

ОБ:

Юля, это неплохие, довольно крепко сбитые стихи. Первое — очень симпатичный и забавный передел из аж двух Хармсов — про Ивана Топорыжкина, и про Петрова и Камарова («Эй, Камаров! Давай ловить комаров! Нет, я к этому еще не готов. Давай лучше ловить котов!»). Второе вызывает ассоциации с советской эпохой (тут и свиридовская заставка «Время вперед» из программы «Время», и «товарищ Время» Роберта Рождественского, и его же «Мгновения». Третье — обращение к ставшей некоторое время назад вечной темой улитки на склоне Фудзи (о, Кобаяси Исса, Долин, Стругацкие, Пелевин и БГ, и это только навскидку, а скольких еще наверняка забыл упомянуть! — ну, а почему бы не быть версии Александра Веселова). Всё мило, забавно, вызывает ассоциации, отзывающиеся в душах, и тем самым нравится читателю. И почитать в хорошей компании можно, когда закончится карантин, и, положив на музыку, спеть в такой же хорошей компании под гитару. Я бы с удовольствием в хорошей компании с Александром Веселовым оказался.


Конкурсная подборка 62. "Морально-правовое поле" Автор — Игорь Мальцев, Волгоград (Россия).


ОБ:

Тоже очень симпатичная подборка. Первое стихотворение — точно про меня. А куда еще податься философу-неудачнику, кроме как в поэзию. Точно памфлет на меня. Второе, возможно, реакция на наш нынешний недокарантин (ведь правда, риск разобщения общества существует).

Что касается третьего, то я тоже этот вопрос часто ставил перед собой — право или мораль. Вот есть такая модная тема сейчас — комплаенс (то есть соответствие законам как принцип деятельности организации) и этика. Не так давно и комплаенс — как новая тенденция в управлении (не найти в законе дырки, а соответствовать даже не букве, а духу закона) — казался непривычным, а теперь директор по комплаенсу стал важнее генерального. Сейчас же многие директора по комплаенсу становятся еще и директорами по этике, а этику обязывают быть краеугольным камнем, на котором организация строится. Ну что же... мне лично моралисты никогда не были слишком близки, но и плачь по погибшей нравственности — одна из вечных тем поэзии (и литературы вообще). Начиная с шумеров и древнего Вавилона, если не ошибаюсь.

ЮМ:

Желание говорить перевешивает всё остальное и тут не о чем больше говорить.

Вспомнились великолепные статьи лучших публицистов, которые как раз про то, про что эта подборка. Про Быкова и Прилепина не буду — сразу бросится в глаза разливанное море политики; скажу про Марину Ахмедову, её репортажи регулярно выходят в «Русском Репортёре» . А ещё она иногда учеников набирает, на её странице в facebook появляются объявления.


Конкурсная подборка 63. "АЛЖИР" Автор — Андрей Степанов, Нур-Султан (Казахстан).

ЮМ:

Ну что, дорогая мелодрама, здравствуй? В самом своём ярком изводе, который только представим.

Я так понимаю поводом стала победа стихотворения Полины Орынянской и сериал на втором канале (да, ведь? второй канал? близко к сюжету? — вопрос знатокам).

Из первой строфы первого стихотворения — одна живая строка «Ночь на рассвете как голос дрожит.» Нереализованная только, вот из этой одной строки можно было сделать строфу, как-нибудь опознаваемую, как поэтическую.

А дальше какая-то женская истерика. Вообще это сюжет о Графе Монте Кристо, только вместо мужчины — женские картонные фигуры, обозначенные контурно. «Как оказалось потом — это сыр». Как оказалось? Кем «оказалось»?

Под буквой «И.» скрывается тот же бабский плач, что уже встречался мне на просторах Чемпионата. Причитания такие, причеты стоят обычно на готовых конструкциях, они с готовыми конструкциями работают. Сравните:

Уж поприбавил он да мне-ка горюшка,
Уж во мою-ту грудь вздыханьица,
Ой к ретиву серьцю да розрывани(и)ца,
Ой, горючи слезьми да у...утирани(и)ця

[« Прагматика текста. Фольклор. Литература. Культура.» Н. М. Герасимова. СПб., 2012]

Дело не в том, что не может быть причета на очень живом зачине «Ходит по небу лошадь белая / Ищет всадника в дебрях облачных.» Ещё как может! И две этих строки прекрасны. Дело в том, что потом снова скатилось в какую-то мелодраматическую историю. Тогда как фольклорные тексты очень прагматичны, они не просто так, не для красоты. В отличие от этой части огромной поэмы.

Ну и два других текста — снова вариации плача-причитания, только с помощью другой формы. Для меня чересчур много ненастоящих слёз в этих всех словах, стремящихся быть большими.

Олег, как тебе эти слёзы? (Ох, посмотреть что ли — чьих будут?)

ОБ:

И третья подборка в этой двадцатке мне симпатична. Любопытно, что наиболее личностным из трех стихов получилась мини-поэма про лагерь для жен изменников родины. Видимо, это связано с силой переживания, когда автор столкнулся с темой (строчки про китайских туристов намекают, что автор, наверно, лично этот АЛЖИР посетил). Интересны внутренние рифмы «АЛЖИР» — «лживые» («стены лживые» в фрагменте про «лошадь белую») и «АЛЖИР» — «ожила» («чтоб Россия встрепенулась, ожила»).

Второе и третье, на мой взгляд, свидетельствуют, что в так называемой «окружающей действительности» автор сильных переживаний не находит (хотя фрагмент про сантехника Петрова — персонажа некоторых популярных анекдотов — интересен как приём остранения: а вот тут мы о Петрове расскажем, а не о том, как надоели холода в марте).


Конкурсная подборка 64. "Тает свет" Автор — Людмила Шабалина, Киров (Россия).

ОБ: И о четвёртой подборке хочется говорить только хорошее. И здесь тоже личность автора наиболее ярко проявляется в стихотворении на историческую тему — «Лидия Русланова». Еще одно подтверждение того, насколько поэту необходимо сильное чувство, чтобы преодолеть инерцию слова. Загораешься — и слово говорит. Но и обрамляющие «Русланову» стихи про маму тоже очень хороши.

«Куколки тряпичные», «треснувший сосуд с ментальными тенями» чрезвычайно трогательны: интересно, что встают в лад какие-то простые слова, а всё получается очень стройно. И, конечно, нельзя не отметить финал «Руслановой»:

и шагают с песней вечные полки
в неподшитых валенках по небу...

ЮМ:

Вот смотрите, как бывает — заявлены темы, которые способны утащить стихи в мелодраматистику — а не утаскивают, оставляют на поверхности.

Привлекает в подборке огромное количество любви, любви бесконечной, любви настоящей, которой веришь. Даже кажется, что листы с этой подборкой чуть теплее других листов.

И как-то забываешь сразу, что не любишь общих сюжетов, не любишь всех этих стихотворений по истории жизни кого-то — любовь перекрывает многое, ведь сколько любви и уважительного отношения вложено в «Лидии Руслановой».

Думаю, что если этой любви к миру, к прошлому, дать немного сил — мы увидим удивительные тексты, светлые и добрые.

Про «на цветке, укрывшись лепестком» — вот, что вспомнилось, бабушка рассказывала, что когда прабабушка вернулась из города, она долго не могла нарадоваться, и гладила листья грушенки, приговаривая «хорошие мои, ласковые мои, добрые мои — как же я скучала, как же мне вас не хватало». А вы говорите, что не повод — повод, повод и лепесток этот так трогателен и неожиданен. Дюймовочка эта ещё. Нет, как-то оно работает, думаю, что с помощью любви и света.

И чтобы было понятно, что любовь животворящая делает — .... какой же восторг? Обещала внести разнообразие в пометки.
Для этого обзора пусть будет правда. И это — хорошо, правда ...

!


Конкурсная подборка 65. "Закат Европы"Автор — Виталий Мамай, Бат Ям (Израиль).


ЮМ:

Будто следуя правилу хорошей рифмы, если одна подборка будет движима любовью, то следующая — непременно — будет движима сексом. Это я про технику стиха так. Одной лишь пресловутой техникой движимы эти строки, но ткань поэтическая рвётся тут и там. Вот на рифме самой первой, к примеру, которая «стакатто-заката», или вот прореха (ох, дежавю прямо посетило) — «Какие ритмы, боже мой, какие ноты! / Язык становится сухим, ушли длинноты» — и чего?

Замах большой, а толку от замаха мало, негде услышать то самое «...вообще культура — большее, чрезмерное, лишнее...» [«Проверка сериалом. Границы допустимого» Ануш Варданян] Не потому, что так сказали хочется, а потому что утомлённая каями, гердами, закатами и стакаттами я мечтаю встретить живое слово и живое переживание. Особенно от автора, владеющего некими представлениями о культуре и демонстрирующего начитанность.

Да, и где-то здесь я уже встречала эту занимательную «голь» — нет в ней ничего хорошего. Если только Олега позабавит) Как там у тебя было в первых обзорах, «модная сетевая поэзия»? Кажется, это она. Что скажешь, Олег? Не та ли это «модная сетевая поэзия»?

ОБ:

Юля, однако, и пятая подборка в этой двадцатке оставила самое приятное впечатление. И эти стихи можно замечательно положить на музыку и спеть под гитару, порадовав собутыльников. Я, правда, не смог вспомнить ни одно устойчивое историческое образование, где рядовой «воин был важней герольда, где лучник был стократ ценней жреца-проныры». Даже в такой милитаризованной культуре как Спарта были эфоры — судьи и жрецы, а ликвидация эфората предшествовала закату Спарты (у которого, естественно, была масса иных причин). И даже та самая фигурирующая в начале конкиста, вероятно, не завершилась бы ничем без католических падре, убедивших индейцев в том, что бог, не требующий человеческих жертвоприношений, гораздо приятнее тех богов, которые их требуют. И, кто знает, справился бы Кортес со своим немногочисленным отрядом тех, кто завоевывает города, без тех, кто завоевывает сердца.

Но голь и юнь мне как любителю девушки из Ипанемы понравились, и понравилось предсказание, что скоро (видимо, после заката Европы) девушки будут ходить шорт.

И если меня и убедят, что закат, я соглашусь, но с оговоркой: закат не потому, что разнежились, а потому что оглупели.


Конкурсная подборка 66. "Услышь" Автор — Нина Вансович, Новополоцк (Беларусь).

ОБ:

Юля, ведь фольклор — это вроде твой конёк-горбунок? Вот и выскажись профессионально, а не как я, по-дилетантски.

У меня же есть только два принципиальных вопроса к автору. И один, на который ты, возможно, сможешь дать ответ.

Первый вопрос. Зачем убивать в себе зверя, когда его можно приручить?

Второй: что делает «свора бездомных собак» в «будничном сброде зевак» (я видел несколько раз своры бездомных собак — и они обычно сброда зевак и вообще любых толп избегают; собака вообще животное пугливое: чтобы воспитать сторожа, много усилий требуется)?

И третий: почему среди поэтесс из Белоруссии так распространён лирический субъект «кудесница леса Олеся»?

Но, должен сказать, что и эта подборка симпатичная. Старательно-затейливая. А принц с перцовкой — это, как я понимаю, ирония (принц должен быть с принцовой водкой!).

ЮМ:

Олег, зачем убивать в себе зверя, совершенно не знаю — зверя можно в себе обнаружить, принять, научиться с ним жить.

По второму вопросу: бродячие собаки и будничный сбор зевак несовместимы, я так понимаю, это был такой «поход за звуком», да вышла прогулка по петляющей тропинке. Звук может направить и подсказать, если его слышать.

А на третий вопрос — дак это очень просто, настоящий фольклор, общие сюжеты ничем не вытравить. И литератору приходится противостоять этим сюжетам, в том числе. Вообще, как мне видится, литература — история противостояния и слияния.

Теперь по подборке.

Самое сложное, наверное, это сейчас, в 2020 году решится на стихи, ритмически растущие из фольклорной традиции. А с другой стороны — это модно и вот даже модный Иван Дорн делает совместные песни с ZVENT SVENTANA. Так что обращение к фольклорной традиции вполне возможно, и вполне возможно сейчас; пусть и прошлое большое обращение ничего не принесло, как там у Аннинского? «... душа, похожая не на лес, а на куст, оторвавшийся от леса ...»

Хорошо удаётся обращаться к фольклору удаётся не всем. Даже больше скажу, хорошо удаётся реже, чем на «четырёхстопных ямбах». Потому что срастить высокую поэтическую культуру и народный характер — это впрячь в телегу «коня и трепетную лань».

Слова сопротивляются сильнее, ведь риск ф а л ь ш и в о г о слова куда как выше, перед носом нет проворных образцов, больших поэтов — раз-два и привет; и — всё?

Нет, не всё. Изобретается тщательнее и настырнее, слова легко становятся наглыми/бьющими/неотпускающими. Если крепко стоять ногами на фольклоре; понимать разницу между понятиями «время и пространство» тогда и сейчас; чувствовать отношение к жизни и смерти и много ещё другого.

Иногда кажется, что никаких «почвенников» не существует, есть стихи невыразимого и стихи выразимого, в случае этой подборки — вполне выразимое вплетено в форму невыразимого и оттого вспоминается Лев Толстой, то, где он не любил стихи, а не то высказывание, где любил. То, где про идти за сохой вприпляс. Точную цитату можно нагуглить без труда.


Конкурсная подборка 67. "Минус благоразумие"Автор — Анна Харланова, Липецк (Россия).


ЮМ:

Это же надо умудриться приплести к подборке Рыжего! Того Рыжего, у которого «профиль Слуцкого наколот на седеющей груди». Да ладно, полностью приведу:

До пупа сорвав обноски,
с нар полезли фраера,
на спине Иосиф Бродский
напортачен у бугра.
Начинаются разборки
за понятья, за наколки.
Разрываю сальный ворот:
душу мне не береди.
Профиль Слуцкого наколот
на седеющей груди.

[«***» Б.Рыжий]

Невыносимо красивая, любующаяся собой подборка. Вот этой своей способностью повторить не единожды слово «темнота». Поражает любовь к инфернальности, вот эти заигрывания, понарошечные темноты. Эта полуготическая игра, совсем непохожая на двухтысячные, когда готы дрались с гопниками и наоборот, до кровавой юшки, до исступления, до настоящей темноты.

А эта — какая-то выдуманная.

Ну и «схожу с ума и с привычных своих орбит» — все эти сравнения не неожиданные и радостные как правило, а — мимо вкуса и отдают сомнительным креативом.

Что скажешь, Олег о всех этих темнотах, «сгребающих ладонью упавшие звёзды в груду»?

ОБ:

Юля, о темнотах, пустотах, перешагивании в вечность, «черных дырах во мне», вскрывшихся венах и реках, «схожу с ума и с привычных своих орбит» я говорить не очень хочу. Ты совершенно справедливо завела во вступлении речь о вкусе. Когда темнот и пустот слишком много (нет, я совсем не против этих слов — если они есть в языке, то пусть будут и в стихах), то хороший вкус в эти темноты и пустоты проваливается. Еще раз подчеркну, что всё это субъективно, и кому-то экзальтация на темноты и пустоты, возможно, нравится.

А вот первое стихотворение — с очень уместным эпиграфом из Рыжего — мне как раз весьма приглянулось. Оно, кстати, без пустот и темнот, но очень личное, субъектное и трогательное. И реальное. Вот автор это прожил — это расставание с любимым, «часа четыре лёту», а завтра на бессмысленную работу идти, а там

Глядишь – и жизни нет.

Здесь вечно – далеко.
Здесь вечно – навсегда

Ведь это же правда — не то, что темнота с пустотой.

Мне один европеец говорил: «у вас русских странные для нас представления о пространстве. У вас Воронеж — небольшой город недалеко от Москвы! Ага, город-миллионник в полтыщах километров от столицы».

Вот если бы два прочих стихотворения были бы на том же уровне проживания стиха, я бы эту подборку выделил бы как одну из лучших.


Конкурсная подборка 68. "Не все я сжёг мосты" Автор — Александр Козлов, Ярославль (Россия).


ОБ:

А чем глубины, истины, плеяды, смех судьбины и космическая пыль с Инь-Яном не заслуживают моего внимания так же, как темноты с пустотами?

Вот почему Земле планет плеяда
Дала возможность выйти за шаблон?

Вопросительный знак я сам сюда присобачил.

ЮМ:

Память физического мира говорит мне, что деревянные мосты не бывают горбатыми. Каждую весну, аккурат перед вскрытием рек, мост снимают мужики, остаются только вбитые в дно брёвна. Это делают, чтобы вскрывшаяся река не забрала мост.

Доски перебирают, удаляют гнилые и заново кладут после ледохода. Мост получается косо-кривенький, доски-то необработанные, всё чаще с развалившегося колхозного сарая, но никак не горбатый мост получается, больше на спираль ДНК похож он, если её нарисовать в одной плоскости. Идёшь по такому мосту, а сердце в пятки падает: а внизу мутная, неуспокоившаяся ещё река. Самое неприятное идти по мосту, когда «река цветёт», она наполняется болотным, гнилостным запахом, скоро осень, скоро снова лёд, а там и ледоход и снятие моста.

Во время снятия моста примерно на 2 недели, а то и больше, деревня Заречка отрезана от мира.

В последний раз мост снимали в 2017 году.

Такая вот почвенность, нет больше никакого «боя дождя по луже». Это всё невыносимая красивость.

(Или его по осени вообще снимают? Всего-то 16 лет в городе прошло, а уже с трудом припоминаю, надо бабуле позвонить, про горбатый мост ей расскажу))


Конкурсная подборка 69. "Берегиня" Автор — Елена Никандрова, Нижний Новгород (Россия)


ЮМ:

Отдельные строки очень хороши, как я понимаю, это попытка сшивки двух миров, той России и некой этой. Почему героиня обитает там и здесь — вот главный вопрос?

Мне нравятся эти стихи своей искренностью, своей честностью, а честность я ставлю выше всего.

Сшивка и склейка не всегда получается хорошо, «и коты по заборам несутся, шалея» — ну к чему тут эти коты? К чему это «шалея-жалея»? В самой рифме ноль парадоксальности, неудачная стыковка миров.

«Заглянешь в детство» — буду считать, что не видела этот текст, все эти детские припевки надоели до смерти, их три миллиона, два квартилиона, везде велосипеды, пироги, какие-то корявые передвижения, общие такие ностальгии ... чтобы ностальгировать, не обязательно быть взрослым, можно быть и ребёнком, в общем ностальгия по детству — мимо, а два других приятные, не отталкивают.

Хорошо, правда ... —
!

ОБ:

Ну, наконец-то я с тобой хоть в чём-то согласился в этом обзоре! «Берегиня» и «Пенки» — очень личностные и личные. И автор знает, о чем пишет. И еще это пример того, как конкретика — «дома городецкие» с русалками да львами, Почаинский, Скоба — помогают создать правду стиха.


Конкурсная подборка 70. "Монолог"Автор — Юрий Макашёв, Барнаул (Россия).

ОБ:

Много в этой двадцатке симпатичных подборок. Эта — ладно-гладкая, и тоже очень старательная. Автор сочувствует своим героям (или, на самом деле — да героиням же!). Автор добр, и доброта сама по себе достойна похвалы.

ЮМ:

Из быта, несомненно, можно сделать хорошие стихи, столкнуть быт с чем-то другим, до метафизических искр.

«ничему сумма двух одиночеств / не равняется» — ну может, но это совершенно не следует из предыдущих строк. Ничего ни во что не вливается и не из чего не проистекает.

На месте кильки и шпрот может быть что угодно — если начать вспоминать, можно чего только не навспоминать. Зачем только?

Очень сентиментальная подборка. Совершенно не люблю сентиментализма, после Карамзина вот кто бы хорошо делал этот сентиментализм? Все эти чувства без чувства, все эти «в дымке бесполезных снов — / яблочный фонарик, / а в записке — пара слов / и воздушный шарик». Да и нужен ли он, есть ли место ему?

А «ностальгизм» — насколько возможен после Георгия Иванова?

Да всё возможно, наверное, если обратиться к жизни не шаблонизированной.

P.S. Восстанавливая имена авторов, увидела странность. Десять раз перепроверила. Но да, этот «Монолог» ещё и мужчина написал. Чей же тогда этот монолог? Непоименованный монолог женщины, написанный мужчиной и в мужской подборке, называющейся «Монолог» — очень странно звучит.


Конкурсная подборка 71. "Гостья" Автор — Марианна Боровкова, Москва (Россия).


ЮМ:

Какая приятная подборка. Уж не знаю, оно на фоне предыдущего так приятно или и без фона будет хорошо.

Это какое-то тёплое, осторожное ощущение мира, мира собираемого по кусочкам. И может не будь сейчас этой треклятой самоизоляции я бы фыркала «ну что это за засосёт под ложечкой», а впрочем — что мешает фыркнуть? А мешает интонация, уверенная интонация. Эти «засосёт под ложечкой» — те самые чувства, которые я только что вопрошала — возможны ли вы сейчас? (Помните, только что я поминала сентиментализм?)

Да, вполне возможны, через удивление миром, правда не очень понятно, зачем рядить в платья рыбёшек, но да ладно — это видимо часть удивления миром, способ через что-то вполне знакомое выразить невыразимое, невозможное.

То, что:
«и садится бабочка на плечо / и дышать от этого невозможно».

Это правда хорошо —
!!

ОБ:

Вот и опять я с тобой полностью согласен, Юля (во второй всего лишь раз пока!).

А всё потому, что автор называет по имени то, что можно поименовать (а это детали — вроде и безделица пустячок — но и тут тоже не всё так просто: автор видит неочевидные связи между деталями; осы золотые зудят под кожей), а то, что поименовать нельзя — не именует, а приносит нам через образ, метафору, через то, на что это неименуемое в конкретном, предметном мире похоже:

у любви нет имени только ты
только я по замыслу только птицы
облако срывается с высоты
ластится к лицу
на ладонь ложится


Конкурсная подборка 72. "Иллокутивные миражи" Автор — Ник Ефимов, Волжский (Россия).

ОБ:

«Иллокутивные миражи» состоят почти исключительно из констативов (только в первом в самой концовке попадается инъюнктив — «молчи», а нет-нет, вот тортилла кричит кому-то отвернись).

Подборка похожа на три сценария короткометражных артхаусных фильмов. Скорее всего, черно-белых (впрочем, первый фильм, возможно, и в цвете снят). Скорее всего, снятых на каком-нибудь благословенном Юге — например, в окрестностях Абрау-Дюрсо, на Тайване или на Сицилии, но, кто знает, может быть и в Крыму, Греции или на Лазурном берегу. И всё это в сопровождении какой-нибудь однообразной флейты. Или нет — терменвокса.

Итак, мне эти «ананасы в шампанском» очень даже.

ЮМ:

Несмотря на то, что мне категорически не нравится название подборки, чересчур оно мудрёное, я опознаю эти тексты как стихи.

Как понимаю, это такие похороны культуры, ризомы, утверждающие, что больше никакой культуры нет, сплошная эклектика и «тортила» соседствует с «Dolce & Gabbana Light blue intense». И есть стихи, которые пытаются на таких знаках построить связь с читателем, заставить его припоминать.

А есть вот такие стихи, которые построены на знаках и только знаках. Бывают такие стихи в разных ритмах, мне лично больше по сердцу стихи на знаках в тонике. Была бы тоника — я бы цвела, улыбалась и долго-долго рассказывала, почему прекрасно.

Хотя и верлибры эти не лишены ритма и что важно — их интересно читать. Кого пугают большие формы? Не тех ли, что поэмы разворачивают силлабо-тоникой? Тут в каждом стихотворении роман, а всё вместе — один единый роман-поэма.

Хочется, конечно, ритмического разнообразия, а оно в верлибрах ого как возможно — всегда ведь можно обратиться к раёшному стиху, да много к чему, можно метры синкопировать, играть как угодно, потому что без ритмического разнообразия нет воздуха — авторский голос это ведь не только заполнение пустот, но и молчание.

А. Ну и мир дааавно перевалил за пропасть, концовка первого текста норовит спрятаться от меня, потому что не из этого она текста, из какого-то парой подборок выше.

В общем, это правда хорошо
!!


Конкурсная подборка 73. "Пух" Автор — Елена Качаровская, Санкт-Петербург (Россия).


ЮМ:

Стремящаяся к щемящести подборка, но тем не менее идёт она общей тропой, играет со звуком и заигрывается с ним. Я говорю о той щемящести, которая — с одной стороны очень соприродна русской поэзии, а с другой стороны которая совершенно лишена сентиментальности, которая «...сухая просветляющая горечь ...» [«Как хочется приморской тишины» А.А. Сопровский]

То есть как «могу ли я?» — да, хорошо. Знаете, ну когда ты пробуешь технические средства версификации и радуешься, что получилось — рифмы хитрые построить, в звук поиграть, образ протянуть через всё стихотворение, сонет смочь, и т.д. Я хочу сказать, что да, технические средства усвоены, можно теперь стихи писать.

Скакалка дней? А вот где «могла бы на этом месте / и похвалить» — хвалю) Хорошее третье стихотворение, приятное. Все бы три такие. И автор знает ведь, где там ударное, недаром подборка называется так же как и третий текст, неудачно кстати называется.

ОБ:

«Балдеют люди голышом» и «Скакалка дней быстрее ног» — очень здорово, на мой вкус. И третье тоже хорошее. Ровная, качественная подборка. Шабли, правда, к шашлыку не очень, но это только на мой вкус (хотя, возможно, шашлык из осетрины, в стихе же ничего не сказано о том, из чего он, к шашлыку из ошетрины в самый раз).


Конкурсная подборка 74. "Русский бунт" Автор — Дмитрий Аникин, Москва (Россия).


ОБ:

Эти загадки разгадать несложно. В первом стихотворении речь идет о протопопе Аввакуме, который однажды, как известно, побил дубиной скоморохов и даже их медведя. Аввакуму как раз и противопоставляются скоморохи, запрященные тем самым «царем молодым» — Алексеем Михайловичем. В том числе за их роль в московском соляном бунте, случившемся в первые годы царствования. Но и Аввакум оказывается бунтовщиком. В финале скоморох и протопоп «задружились», ибо «пропадать нам всем со всеми». Второе и третье же посвящены тому самому бессмысленному и беспощадному, о котором писал Пушкин — пугачевскому бунту. Здесь запоминается финал второго стихотворения:

Бродит царственный голштинец,
ненавистную страну
предлагает, как гостинец,
угощает сатану.

Как я понимаю, эта подборка — часть большого цикла из 65 стихов.

Хорошая подборка, старательная.

Шестьдесят пятое, между прочим, звучит так:

А чертям станет тошно,
когда увидят, что мы творим.
Паде в ересях, в снах ложных
Третий Рим.

Да исчезнет под нами сама земля
русская, чтоб никогда
не стало места для храмов и для Кремля,
умерла земля от стыда.

ЮМ:

Удивительное дело: в подборке ни русского, ни бунта. С удивлением признаю, что да, так бывает.

Чего я должна сказать этому автору, учитывая концовку цикла, которую ты мне, Олег, показал? Что ему стоит перед циклом из шестидесяти пяти стихотворений написать: я, раб Божий, (имярек) не возделывал землю, не трудился на её благо верой и правдой и думаю, как плоть от плоти, часть от части, что моя земля должна умереть со стыда за меня, etc — вот все мои грехи (сколько там получится страниц?) — ну а потом может претендовать на эстетическую честность. Тогда стихи будут хоть чем-то рисковать, а пока сильные слова стоят в слабой позиции, ничем не рискуют, ничем не «оплачиваются». Нет здесь хотя бы чаадаевской мысли, потому что нет любви.

Где-то на просторах текущего чемпионата, по-моему, а может и не здесь, где-то в другом месте, была удивительная для меня беседа, где как раз рассказывали, почему раньше «поп», а теперь всё-таки «священник» и «батюшка».

Рыхлые тексты, разваливающиеся тут и там — тут тебе и мазание калом — это миропомазание что ли так издевательски названо?

Какое-то «угощение сатаны» царём — ну зачем это сейчас, в 2020-то?

Дизлайк по всем статьям.

Вспомнила вот что — настоящее скоморошество — это да, раёшник, это настоящее выражение характера, этой непослушности, этих слов, что никак не встанут на места, этого национального пения мимо ритма, это сознательное сопротивление хождению строем и в тоже время нахождение в строю. Это выражение невыразимого.

Лубок нужно уметь заставлять звучать, в общем. Хотя бы как у Никиты Сергеича, который Михалков, который лубочные фильмы снимает.

Или иначе. Вспомнилось вот что:

Поужинавши с попадьёй обильно,
Глядел поп на попадью умильно:
«Кончала б уж ты, мать, своё чаепитие,
Потому как я чувствую в себе наитие».
И так-то поп в мыслях своих распалился,
Ан, тут мужик к нему в горницу ввалился
И, не отдышавшись, забубнил у дверей:
«Иди ко мне, батя, скорей.
Прибилась ко мне утресь старушка,
Убогая побирушка,
Попросилась с устатку — прилечь,
Пособил я ей взобраться на печь.
Бесперечь весь день на печи она кашлем давилася,
А нынче у неё икотка появилася,
Губами шевелит, что-то сказать старается,
Видать по всему — помирать собирается!»

[«Повесть о том, как четырнадцатая дивизия в рай шла» Д.Бедный]


Конкурсная подборка 75. "Рыбачок" Автор — Сергей Востриков, Воронеж (Россия).


ЮМ:

Первому стихотворению вполне себе верю: вот тебе больничка, а вот тебе рыбки из капельниц, мелкая моторика способствует восстановлению какой-то активности в мозге. Подруга рассказывала, что её бабушка, заведующая психо-неврологическим отделением носила домой этих рыбок — плели и плели их больные из капельниц. Сейчас не знаю — плетут ли.

А вот два других текста ... с одной стороны «не тратить дней своих на пересказ / избитого библейского сюжета», а с другой — « кто сказал, что у Каина?»

В моей картине мира «писать стихи» — это вовсе не «бросать слова на ветер», оттого не люблю я брошенных на ветер слов и осмыслений походя. Кто там где Каин, какие у него дети и что там у него с предательством.

Олег, ну неужто сейчас всерьёз можно рассуждать о предательстве с позиции «белого пальто»? Опять мне заходы на мелодраматическое поле видятся.

ОБ:

Здесь мне видится похвальное, на мой взгляд, стремление автора добиться максимального эффекта скромными изобразительными средствами и умеренным поэтическим темпераментом (на что автор сам и намекает: «и не будить по пустякам котят»). Как и в некоторых других подборках этой двадцатки, самое личное, на непосредственном опыте основанное, прожитое стихотворение оказывается самым сильным. Самое сильное, конечно, про больничку — «Рыбачок».

А потому что, как я всегда говорил, пиши о том, что знаешь по собственному опыту и всё у тебя будет получаться. Но у нас почему-то считается, что обязательно надо философствовать, да еще и с тихой грустью. Я уверен, что это из семидесятых тоже идет, когда круг тем и настроений был ограничен отчасти цензурой, отчасти реакцией на надоевших уже громогласных шестидесятников.


Конкурсная подборка 76. "Про светление". Автор — Светлана Илларионова, Якутск (Россия).


ОБ:

Еще одна старательная подборка. Которая могла бы быть милой. Если бы она не оказалась погребена под штампами. Вот та самая «мелодия Шопена». И дело не в упоминании Шопена. Мы же помним, как мастерски ввернул его Пастернак:

Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.

И сравните: «во всём звучит мелодия Шопена». Это, во-первых, слишком абстрактно (Шопен написал 228 произведений). А, во-вторых, вот и Борис Леонидович, и Светлана Шопена упоминают, чтобы добиться похожего эффекта, но насколько различается конечный результат: «живое чудо» vs «мелодия».

ЮМ:

Очень заёмно всё и оттого не очень интересно. Тут ни драмы, ни мелодрамы, ни трагедии — зацепиться глазу не за что совершенно, к сожалению.

Листопадное утро, осенние сплины, мелодии хоть Шопена, хоть Вивальди — это всё было, было, было — неоднократно же было.

Это скорее обращённая к себе подборка, в своей необходимости говорить. Убеждающая себя в праве существовать лирика. А чтобы убедить многих — надобно к этой интонации прибавить своего не внешнего переживания, но внутреннего. Конкретности не хватило мне, слишком обще всё, слишком обыденно.

Но как обыденные стихи, позволяющие существовать, общаться с сопричастными — ну а почему бы и нет?


Конкурсная подборка 77. "Словарь стрекоз" Автор — Юлия Шокол, Вена (Австрия).


ЮМ:

Вот смотришь ты, совсем другие стрекозы пожаловали, и тоже легко опознаваемые как стихи.

Тексты безопасного мира, чистого, отмытого до скрипа, даже чистенького. Мира, где «смерть» можно взять за руку. Но можно ли теперь, после Италии, взять её за руку? Не отдёрнется ли рука?

Тексты нащупывают пространство, создают его себе — в них уютно, спокойно и безопасно и может даже чересчур безопасно.

Это совершенно точно поэзия, великолепный звук, прекрасные обертона, выдержанная интонация. И ещё год назад я бы заходилась в восторге, как делала это на Кубке под стихотворением, что сейчас играет в подборке вторым. Но что-то меня останавливает.

Тем не менее, я искренне желаю этой подборке победы, может больше, чем другим.

Это правда хорошо —
!!

ОБ:

Юлия всё больше движется в сторону той поэтической традиции, где именно слово возводится в абсолют, где роль поэта — превратиться в слух и стать пространством, в котором может состояться стихотворение. Мне эта традиция тоже очень близка, а потому подборка не могла мне не понравиться. Очень надеюсь поговорить о ней более подробно на следующем этапе конкурса.


Конкурсная подборка 78. "Так идут к звездам" Автор — Николай Бицюк, Новгород-Северский (Украина).

ОБ:

Юля, может быть, ты знаешь, а бывала ли Марина Цветаева в Париже между 1911 годом (когда она в мае познакомилась с Сергеем Эфроном в Коктебеле) и 1914 годом (когда компания «Остин» произвела первый бронеавтомобиль по заказу Российской Империи и когда расстались Анастасия Цветаева с Борисом Трухачёвым). Я знаю лишь, что Марина Ивановна посетила Париж в 1909 году, но еще без Сергея, и потом, конечно, они жили в Париже и около него в эмиграции с 1925 по 1939. Или речь идет об альтернативной реальности (Блок венчался в 1903, «Алые паруса» с Ассолью и Грэем опубликованы в 1923). И еще: что такое Гельсиндорф? Это Гельсингфорс (то есть Хельсинки)? Или что-то еще? И далее много фамильярности («Живи, Мариш, увидимся, пока»). И в качестве так называемой вишенки на торте:

Недосказанные маты
Отдыхают на губах.

Вот нашел слова, чтобы описать собственные ощущения — небрежность.

ЮМ:

Олег, кажется она ездила туда во время свадебного путешествия, как раз между этими годами. Это было второе посещение Парижа, во время эмиграции был уже третий раз.

«Склепает пламенную речь» — ну правда что ли? Как же противоположны друг другу «склепает» и «пламенная»! И «речь» ещё.

Опять и снова — Эфрон да Марина, да дети их, да казематы, да ещё и ещё и ещё. Впрочем, это лучшее решение темы из виденных мною на портале.

Понятно, что через ту историю на самом деле рассказывается эта история, история жизни нашей.

Если я верно поняла, это поход к звёздному небу через нравственный закон, несмотря на препятствия. 100%-ный романтизм, со всеми его признаками.

Ещё бы ему немножко «нео», этому романтизму.


Заключение


ОБ:


Мне понравилось большинство подборок в этой двадцатке своей старательностью и стремлением к умелости. В некоторых из них выделялось по одному стихотворению своей личностью, субъектностью и непосредственным, личным знанием материала.

Что касается поэтической правды, то она для меня в том, чтобы быть пространством для слова, для текста, для стиха. Таковых подборок я увидел две:

Конкурсная подборка 71. "Гостья" Автор — Марианна Боровкова, Москва (Россия).

Потому что Марианна так дышит.

Конкурсная подборка 77. "Словарь стрекоз" Автор — Юлия Шокол, Вена (Австрия).

Потому что Юлия, как мне кажется, осознанно, силой поэтической воли движется в этом направлении.


ЮМ:

Боже, если придётся выбирать между правами, я хочу оставить право на правду. Ведь если приходить и говорить то, что все знают и ожидают услышать, то какая же это правда? Где в ней очистительный огонь, который позволяет посмотреть по-другому, а в конечном итоге что-то понять такое про себя и про людей.

Ни разу не покривила душой, пусть и было мне тяжело перечитать свои отзывы после восстановления ссылок на авторов, тем не менее — что ещё у меня есть кроме этой вот правды?

Ведь если приходить и говорить, что всеми признанное хорошее хорошо, а всеми поруганное/игнорированное плохое плохо, то зачем такой капитан очевидность. Но только если искать, не сдаваться и находить нехорошее в общем потоке признанного хорошим и если находить прекрасное среди того, от чего все дружно отвернулись — то может тогда и есть смысл в этом?

Иначе какой тогда смысл?

Итак.

Хорошо, правда ...

Конкурсная подборка 64. "Тает свет" Автор — Людмила Шабалина, Киров (Россия).

Конкурсная подборка 69. "Берегиня" Автор — Елена Никандрова, Нижний Новгород (Россия)

Правда хорошо

Конкурсная подборка 71. "Гостья" Автор — Марианна Боровкова, Москва (Россия).

Конкурсная подборка 72. "Иллокутивные миражи" Автор — Ник Ефимов, Волжский (Россия).

Конкурсная подборка 77. "Словарь стрекоз" Автор — Юлия Шокол, Вена (Австрия).


Правда-правда хорошо

Увы мне, нет текстов в этой двадцатке, поразивших в самое сердце...


cicera_IMHO

Конкурсное произведение 41. "В Макондо лето что у нас зима..."

Олег

 

Исподвыподвыподверчено, но забавно. Книжно («Макондо») – ох бы обходиться без этих хоббитов, гномов и эльфов, а писать бы всегда о собственном опыте (например: «в холодильнике котлета недоетая лежала – начинаю жизнь аскета: от меня герла сбежала»; это Хихус когда-то написал – покойный, увы, гений русской мультипликации). Но забавно, но развлекает. У меня, как известно, живут пемброки, а этим собачкам старорежимные заводчики подрубают хвостики. Я решил, что буду в долях пемброчьих хвостиков теперь оценки выставлять. Треть отрубленного хвостика за интеллектуальную игру.


Татьяна

«крысли» понравились – нормальный авторский неологизм с читаемым смыслом. С экзальтированностью перебор. Все эти:

«устраивают, делят, будто Польшу!», различные «бля» и т.д. Когда автор ловко жонглирует словами, зачем лишние спецэффекты, подтанцовка и гремящие кимвалы?

«Письма по вайберу» – интересно, насколько корректна такая формулировка… Всё-таки «сообщение в/на Вайбер, Вассап…». Автор рискнул поиграть со стилистикой, скрестив народный фразеологизм с новоязом. Наверно в глобальном литературном смысле он прав: классическую розу привили привили к новому дичку (пользуясь сравнением Ходасевича). Насколько этот дичок крепок – хз. Мой интерес к тексту был эпизодичным.

Конкурсное произведение 42. "За мифом миф"


Олег

По существу – правильно, а по форме – издевательство. Схоластика, и не влекает никак. Вместо того, чтобы отрубить хвостик, бедного щеночка разрубили напополам. Бррр! Ужас! Жалко стих!


Татьяна

Ну что ж, изрядно, изрядно…) «Очми» и «начнёт с нуля», «прозренья» и «лозунги» – понятно, что сатира, горькая тоска по утрачиваемому. Понравились две составные рифмы: «истина–в пыли стена» и «перо, не лги–конспирологи». Но почему не написать всё стихотворениена этом уровне? Находка видится случайностью, а я в этом омуте не пропала.

Конкурсное произведение 43. "Заверни меня в труп газеты..."

Олег


Вуглускр не смог. Мышь не удовлетворена. Щеночку отрубили голову, увы. Подсказка: газета – всегда труп. Сразу, как только вышла из типографии – ну или вышла не вебсайт.


Татьяна

Если завернуть свежую рыбу в газету – она вся будет в типографской краске. Предположу, что имеется в виду образ поэта – рыбы, насильственно изъятой из привычной среды, обёрнутой в типографию – живое слово, ставшее своей же эпитафией. Это и будет его – автора – поэтическая судьба. Это Хармс и другие поэты, но...

«На душе не скребутся ни кошки,
Ни пантеры, ни псы, ни мыши»

– как одним махом всё можно испортить, уконкретить, приземлить…

Конкурсное произведение 44. "Чёрный ящик"

Олег


О! Поднускр против вуглускра. В борьбе нанайских скров зафиксирована товарищеская ничья. Ну и автор стесняшка – в очередной раз (смотри предыдущий обзор): никак не определится за кого болеть: за поднускра или за вуглускра. Хвостик порублен на 16 частей. Зачем?

 

Татьяна

Бутафорское налицо, связи с крейзи-фазой маловато.
Нормальное такое модное стихотворение, однако усреднённый вкус – на мой взгляд, хуже ужасного. Помните у Стругацких: «Там, где правит серость, к власти приходят чёрные».

Конкурсное произведение 45. "Горечь грейпфрута"


Олег

 

Вот, кстати, хороший верлибр. И влекает по полной программе. И метафоры хороши, и мысль бегает белкой по древу. Кроме открытия и финала. Почему «горечь грейпфрута»? А ведь могло бы быть: «близость смерти придает жизни горечь халапеньо». Или «горечь водки». Или «горечь трупа газеты».

 

Ладно, щенок жив, треть хвостика виляет грейпфрутом.


Татьяна


Ох уж эти клешни – сrab people, как в South park… ))

«эту девушку с волосами цвета нейлоновой метелки» - харизма!

Симпатичный верлибр. А клешни – бр-бр-бр)))

 
Конкурсное произведение 46. "Про"

Олег

«вообще это неловко

смысла в этом нет никакого

мне кажется

но мне нравится»

 

Вот за это можно и выпить! Да что там выпить, за это и жить можно (подсказка: смысла жизни в жизни нет никакого). И меня влекает!

 

И у нас щенок жив, и с целеньким хвостиком бегает.


Татьяна


«у нас ведь есть их стихи и проза» – здесь второе есть, в первом сомневаюсь.
Ох, как я сейчас не понравлюсь этим комментарием всем и сразу)) Но эта увлекательная повествовательность ведёт меня к поэзии лишь одним путём – от противного.


Конкурсное произведение 47. "Фрисби"

Олег

Рассел-терьерам, как я понимаю, даже такие ветхозаветные и старообрядческие заводчики, как я, хвостики не подрубают. И не надо. Отличный стих.

 

Поэт, прыгающий за фрисби (а кто его хозяин? Кто подкидывает игрушку?) – интересный, новый и необычный образ. Собственно, я тоже полудог, и люблю Хозяина.

 

И, конечно, «за любовь и прощенье» как последний, главный аккорд в этой джазовой фортепьянной пьесе – прелесть какая! Когда тихо, тихо, тихо, а в финале – пабадададам!

 

Татьяна

Неплохо подышала в пакетик))
Цепляет с первых строк (кроме маркетинговых крючков), иные образы отмечены особой созерцательной теплотой.

Стихотворение миловидное, фактурное. Да. Но.

Меня не оставляет ощущение, что думающим авторам сегодня приходится сперва придумать концепцию, а потом её облекать в стихи, чтобы их не назвали безыдейными.
Куда-то исчезла дикая индейская мысль, несущая поэтическую дичь как таковую. Хорошо, что автор думает. Плохо, что автор додумывает.
Не обращайте внимания – поворчала и ладно))

Конкурсное произведение 48. "Любимая женщина дегустатора французских вин, или трое в лодке, не считая автора"

Олег

Изе Срулевичу Гоникману хвостик надо оставить необрезанным.

Автор, с Анки – пиво в подарок обозретявкателю.


Татьяна

– Вы любите ли сыр? – спросили раз ханжу.
– Люблю, – ответил тот, – я вкус в нём нахожу. (с)

В отличие от предыдущего текста, здесь дичь присутствует, но дичь риторическая, не поэтическая. Стихотворение оверсайз, словно с чужого плеча. Меня уже утомляет порядком поэзия, которая идёт от емелиного веления, атрибутивная и деловитая что ли, пусть и техничная. Гимн постмодерну со всеми возможными мотивами в одном. Пелевинская романтика хороша, конечно, но большого художественного багажа в этом повествовании не вижу.

Конкурсное произведение 49. "Отпустишь - и ага"

Олег

Оно несколько неровное, но в нём есть дыхание и ритм. И есть такие замечательные как:

 

«Очнутся и затеплятся огни»

 

Как:

 

«Нас, прежних, увлекая за собой

В обиженно сопящую любовь»

 

Как:

 

«Я с этой стороны греха, ты – с той.

Житьё моё-нытьё-бытьё, come on,

Вот яблоко – возьми и выйди вон!»

 

Тоже нормальная такая стихособака, с целым хвостом.


Татьяна:

Шпион – выйди вон)

Не оценила назначения англицизма в этом довольно камерном философском стихотворении. Текст не особенно оригинальный, зато в нём всё зримо, пластично, осмысленно. Без сверхъестественных напряжений языка и мысли. Хорошее.


Конкурсное произведение 50. "Графиня «баба Лида»"

Олег

Стихи о трагедии нашей страны. И хотя они и бесхитростные, прозаические и повествовательные – и прессуют слезные железы, что не очень хорошо, – мне они симпатичны, и треть хвостика остается бабой Лидой неотрубленной.

 

Любопытно, правда, у кого, и у потомков каких представителей «новой», советской «аристократии» (и чем они выслужились) баба Лида была в прислуге.


Татьяна


Трогательный нарратив с читаемым характером героини.

«Шепоток шипит: «Вишь-подишь ты!»
– а писал, наверное, Батишта))

Конкурсное произведение 51. "Глазунья"

Олег

В Глазго я был неоднократно. Однажды там Вагнер Лав забил, и мы выиграли у Рейнджерс, и фанаты Селтика нас угощали всю ночь.

 

Он, этот город, гораздо проще, чем автор тут наворотил. И почему нет ничего про хрустящий бекон, про черный пудинг, про хаггис!

 

И яблоко, упавшее с яблони в чье-то лоно, это – очень больно и жестоко, и я не могу поддержать стихотворение, которое так – и при том немотивированно – заканчивается. Я люблю лона, и они заслуживают нежности.

 

Татьяна

– Скушай, деточка, яйцо диетическое или… (с)

В отличие от конкурсного произведения 48, в котором автор гулял, куда хотел как пёс елабух, здесь автор вложил в идею закольцованную историю и держался её до конца. Даже здорово перегнул линию и дал, на мой взгляд, совершенно лишний эпилог с чрезмерным яблоком, падающим в лоно (ужас, вспомнилась легендарная сцена из шокирующего фильма «Ад каннибалов» 70х или 80х гг.).

Специфическое мазохистское удовольствие, но чем-то понравилось.

Конкурсное произведение 52, "Я не живу"

Олег

«Но и клубы дыма

ветер несёт мимо.»

 

Мимо. Пронесло. Щенка утопили. Бедный.


Татьяна


То, во что развилось стихотворение – не впечатлило.

Конкурсное произведение 53. "Apocalypse light"

Олег


За одно название, которое есть фарширование несчастного щенка русской поэзии пародией на англосаксонство, стихотворение можно не читать. И можно не рецензировать. Нужно не рецензировать.


Татьяна

«Пятиконечный листопад
уже летит с кремлевских башен»

 

– очень понравилось.
Пижонское такое насвистывание под нос. Про «вот и славно, трам-пам-пам» наверно уже много кто ввернул, а мне вспомнилось у «Блестящих», когда им ещё Кристиан Рэй писал:

«Там, только там, только там
Золотистые лучи и хрустальные ручьи
Па-па-ра-ру-рам» )))

Конкурсное произведение 54. "Он всегда приходил к ней..."

Олег

«Он всегда приходил к ней»

«Он опять не пришел»

 

Барышни, когда вы пишете стихи, озаботьтесь формальной логикой, пожалуйста.

И не жалко вам несчастных щенков, которых вы просто рвёте зубами на части?


Татьяна

Типичная женская лирика: довольно вялая поэтическая речь с веками затверженными повторениями: он приходил, он не пришёл… фонари до зари, окна–луна, листва–трава, которая, конечно, полынь…

Ну как же! – возразят мне любители, – ведь всё так складно, так гладко зарифмовано (не всё, кстати) понятно о чём – так почему не поэзия?!
Многие начинающие авторы и начинающие читатели полагают, что стихи – это некий набор слов, зарифмованных между собой, которые как-то сочетаются друг с другом по смыслу, стилю и т.д. Поэзия устроена намного сложнее, и внутренние связи её работают иначе.
Здесь получилась довольно ровная компиляция из всей-всей женской поэзии прошлого века. А сам автор с его собственным голосом и художественным миром скрылся за глухой стеной гладких, так хорошо впритирку ложащихся друг к другу кирпичиков чужих слов и мыслей.

Конкурсное произведение 55. "Мама"


Олег


Вернитесь в семейный бизнес, автор – Ваша мама будет довольна.

 

Татьяна

Славное начало да и концовка неплоха.

«только волшебный синтез
соединять слова»

– смысловая избыточность, тавтология. Волшебство синтеза вы имели в виду?

Вообще если бы автор не насинтезировал в середине чего-то невнятного про бизнес и про молву, я бы взяла «в своё», как у вас говорят)) Олег, кто так говорит? Я просто неместная)) В своё избранное. Завораживающая спокойная ужастиковость – хорошо. Словесный мусор («СОВСЕМ не дура», «что и не» и т.д.) – не хорошо.
Огорчилась.

Конкурсное произведение 56. "Космонавт"

Олег

«Перед собою смотрит прямо,

не увязая в мелочах,

и космос плещется упрямо

в его ошпаренных зрачках.

 

Заиндевелые ресницы,

распущенный безвольно рот.

Одна, но прочная граница

ему проснуться не даёт.»

 

Мама, он хочет таки сказать, шо он – обэриут, но он над нами таки издевается.


Татьяна

«прибоем шепчут голоса»

– да, на небе только и разговоров, что о море и закате…

Про пуповину и трос понравилось, но я уже где-то это читала и про шуршание в наушниках тоже.
Концовка –
deus ex machina, понравилось. Но в целом разбавленное.


Конкурсное произведение 57. "Свет"

Олег

Стихотворение, очевидно, написано ради последних двух строчек:

 

«и вспоминать, как беспомощно таял

свет.»

 

И эти строчки очень хороши (а всё предшествующее можно забыть).

 

Треть хвостика виляет светом.



Татьяна

Приятное стихотворение, концовка – и есть всё стихотворение.

«камушек спрячешь надежно в карман, –
зная, что ждать возвращения глупо»

– чьего возвращения и кто ждёт? Не нужно объяснять, я понимаю по смыслу, но по тексту?


Конкурсное произведение 58. "Часы ржавеют"

Олег


Ой!


Татьяна

Действительно ой))) Издержки лексики можно простить, когда она несёт в себе что-то новое.
Стихотворение, видимо, о том, что все мы рождаемся для того, чтобы любить и воевать. А кто потом плоды пожинает – я так и не поняла. Да простит мне автор моё скудоумие.

Конкурсное произведение 59. "Лети!"

Олег

«Расправь же, расправь же, ну!»

 

Вот прямо сейчас пойду и расправлю жену.

 

«Ох у Веры, ох у Инбер»

 

Гусары, молчать!

 

«но лжи не люблю до рвот,»

 

Блюдо рвот!

 

Как же можно быть настолько глухой и выставлять собственную глухоту на всеобщее обозрение!



Татьяна

Анна Адамовна сегодняшнего дня. Анна Адамовна – инстаграммщица и селфщица (хотя и скрывает это).

С «расправь жену» аж орнула.

«Ты тронул мой горб, потом
ответил: "Они прекрасны
и сложены, как бутон!»

– вот это по-нашему, плюсую.

«Ты не справедлив от жажды,
но лжи не люблю до рвот»

– противоестественные строчки.

Энергия в стихотворении есть. Кстати, кажется, в этих тектонических разломах неестественных строк она в основном и скапливается.
По содержанию – демонстрация женского тщеславия, скрытого самолюбования, причём имеющая массу недоработок по форме. Почему самолюбование скрытое – потому что героиня проговаривается в самом конце: «шепнуть на ушко». Это жантильное «ушко» – есть истинное отношение героини к себе. Ах, я такая вся несуразная, угловатая вся)) Но ты меня всё равно любишь. Любишь?.. ЛЮБИШЬ ЖЕ, НУ?!!!))

Господа, любите и расправляйте своих жён))

Конкурсное произведение 60. "Обомжествление"

Олег


«Не боли! Ведь ещё при Иване Грозном

Нас научили не плакать - спасибо кнутам и розгам.»

 

Вот вас научили – вы и не плачьте.

 

А я буду плакать там, где в русской истории грустно.



Татьяна


Стихотворение–пушечное ядро – вроде летит, но как медленно…

Вообще подобные тексты, перегруженные аллюзиями и реминисценциями, требует от автора особого чувства концентрации изящества слова. Даже умелый, профессиональный автор, прибегая к такой информативной вавилонской плотности, не всегда может удержать планку на соответствующей высоте. Для меня текст в определённые моменты проваливался.
И кокетство с читателем ощущается слишком явно.
Но в целом понравилось.

«досюда» слитно.

.