31 Октября, Суббота

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Юлия Малыгина и Олег БАБИНОВ. "Диалоги обозревателей". Встреча пятая

  • PDF

dialogi_objm5Литературные обозреватели портала Stihi.lv Юлия Малыгина (ЮМ) и Олег Бабинов (ОБ) обсуждают конкурсные произведения "9-го открытого Чемпионата Балтии по русской поэзии - 2020". Подборки с 80 по 100.


cicera_zvezdochki

ЮМ:

Олег, мне так понравилось говорить о правде, что в этом обзоре хотелось бы продолжить о ней говорить. И пометки возьму из прошлого обзора.

Итак, что я знаю о правде? То ли, что говорил Горький? «От слияния, совпадения опыта литератора с опытом читателя и получается художественная правда — та особенная убедительность словесного искусства, которой и объясняется сила влияния литературы на людей.» [«Письма начинающим литераторам». М. Горький]

Может, Ницше? Когда говорил о приверженности личности «юной добродетели, имя которой — правдивость» [«Рождение трагедии из духа музыки». Ницше]

Или это то, что можно описать в духе того «Нового мира»? «Главный критерий художественности — правдивость писательского свидетельства о жизни ...» [«Критика — это критики. Версия 2.0». С.Чупринин]

Или ... пошла гуглить «писатели о художественной правде» — и сразу, конечно же, нашла беседу о лжи.

Не может-де в художественном тексте быть неправды ... такая вот позиция, где что правда, что неправда — всё одно.

И всё же, воспитанная на строгих образцах, я считаю, что правда возможна, как возможна всего одна видимая сторона монеты. Взгляд может быть с разных сторон, что на монету, что на правду. И вот с одной стороны искомая правда — это внутренняя правда, то самое «расположение души», та точка внутренняя, дальше которой не сдвинешься перед лицом любых трудностей, та точка, что и есть — ты; а с другой стороны она — многогранная художественная правда, о существовании которой говорило не одно поколение писателей, может слова у них были разные, а суть для нас современных людей можно выразить так: «да, это — художественная правда».

Это означает, что когда писатель говорит: «но всё ведь так и было», — он или юродствует или понимает правду превратно. Ведь художественная правда — не то, «а на что похоже облако?», то — что и есть облако; или выше всего — заново созданное облако, которое и не облако вовсе, а нечто новое.

Вот такого уровня художественной правды буду искать в двадцатке. Олег, что скажешь ты о правде, о той высокой правде? Возможно ли её искать в 2020?

P.S. практика перечитывания произведений сообщила, что я взяла чересчур большую линейку для двадцатки. Не удаётся пока совпадать линейкой с двадцаткой.

ОБ:

Ви, Юльхен, хочете цитатов — их есть и у нас (тоже почти цитата).

-Что такое истина?

-Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова. И болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти. Ты не только не в силах говорить со мной,но тебе трудно даже глядеть на меня, и сейчас я невольно являюсь твоим палачом, что меня огорчает. Ты не можешь даже думать о чем-нибудь и мечтаешь только о том, чтобы пришла твоя собака, единственное по видимому существо к которому ты привязан. Но мучения твои сейчас кончатся, голова пройдет. Ну вот все и кончилось, и я чрезвычайно этому рад...

Михаил Афанасьевич Булгаков, «Мастер и Маргарита» (к слову, прекрасно понимаю Пилата: сегодня со мной была жутчайшая паническая атака).

Мы невинные младенцы -
Двенадцать тысяч дюжин душ,
Чистой истины владельцы -
Мы всегда мололи чушь.

Анри Волохонский и Алексей Хвостенко, «Страшный суд».

Вот этот оксюморон мной очень любим: «истины владельцы — мололи чушь».

Вот ссылка на мое любимое исполнение песенки — с Анной Хвостенко и Леонидом Федоровым...

А дальше хотел процитировать Пушкина, но процитирую Достоевского, цитирующего Пушкина:

А по-вашему: Тьмы низких истин мне дороже Нас возвышающий обман?
Но ведь это же верно, — вскричал я, — в этих двух стихах святая аксиома!
Не знаю; не берусь решать, верны ли эти два стиха иль нет. Должно быть, истина, как и всегда, где-нибудь лежит посредине: то есть в одном случае святая истина, а в другом — ложь. Я только знаю наверно одно: что еще надолго эта мысль останется одним из самых главных спорных пунктов между людьми.

Правда всегда в фактах, а не в интерпретациях (Булгаков). Правда в искусстве, которое вымысел (Хвост-Волохонский)... Да, но где граница между вымыслом и бредом? Ответь, о Ницше! Правда спорна, хотя ты её чувствуешь сердцем (Пушкин-Достоевский).

А вот благотворительность, осуществляемая ради самопиара — это правда или нет? Есть у меня знакомая супружеская пара, которая очень активно пропагандирует свои добрые дела, и в этом чувствуется глубочайшая фальшь. Вот в чём правда — в их выставленных напоказ добрых делах или делаемых ими подковёрно подлостях по отношению к конкурентам, например? Впрочем, здесь мы уже заходим в пространство этики, а мы всё-таки в поле эстетики, нет?

Но главная правда в том, что как спел не самый искусный поэт Юрий Шевчук:

Что же будет с Родиной и с нами?

И правда в том, что мы этого не знаем, что мы буквально живём во тьме.

И об этом поётся в одной сербской песенке, текст которой на сербском языке я выложу ниже (со своим комментарием и переводом, конечно). Песенка простенькая, на первый взгляд, но, насколько я понимаю, текст написан Душаном Ковачевичем, а он такой современный сербский Бертольд Брехт (а соавторы у нее — великие Горан Брегович и Эмир Кустурица; в фильме последнего Underground она и прозвучала; в конце концов сербский для русских поэтов должен быть более-менее понятен):

Нема више сунца
Нема више месеца
Нема тебе, нема мене
Ничег више нема, јој.

Покрива нас ратна тама
Покрива нас тама, јој.
А ја се питам моја драга
Шта ће бити са нама

Месечина, месечина,
Јој, јој, јој, јој
Сунце сија, поноћ бије,
Јој, јој, јој, јој
Са небеса, запроклија.

Нико не зна, нико не зна
Нико не зна, нико не зна
Нико не зна шта то сија.

Нет больше солнца,
Нет больше луны,
Нет тебя, нет меня,
Ничего больше нет, ё!

Покрыла нас военная тьма,
Покрыла нас тьма, ё.
А я всё пытаю себя, дорогая,
Что же будет с нами.

Лунный свет, лунный свет,
Ё, ё, ё, ё,
Солнце сияет, часы бьют полночь,
Ё, ё, ё, ё.

А с небес — а вот тут, как я понимаю, игра слов: запроклија — то ли «проклинает», то ли «проклёвывается»

Никто не знает,
Никто не знает,
Что там сияет.

Вот, на мой взгляд, никто не знает, что это именно сияет.

Вот ссылка на официальное, альбомное исполнение песенки.

А вот как она вставлена в фильм (и текст, по-моему, немного отличается).

Но и в этом не вся правда. Мы, правда, не знаем, что с нами будет завтра. Но мы прекрасно знаем, чем это наше приключение закончится.

Правда еще и в том, что на пути к этому чем у нас встречаются вспышки, которые называются любовь:

И может быть — на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Это Нашевсё Сергеевич, что мы все помним, конечно, из школьной программы. А, между прочим, там за строчку до этого, о чем мы все знаем:

Над вымыслом слезами обольюсь

Так вот, вся наша правда о жизни проходит между знанием о предстоящей смерти и вспышками любви — как временным антидотом от преждевременного умирания.

Так вот мы и шлёндаемся между очевидной правдой смерти и неочевидной правдой любви, которая есть вымысел, которая есть наше творение, наше творчество. Все стихи — о любви и смерти, а всё остальное — зарисовки, вид из окна поезда. Взгляд путешественника от одной (хотя кто сказал, что одной — станций может быть много) ...

До терминала. Это всё, что я хотел сказать о правде в стихах, начав за здравие, Юльхен.

И что ж, в своих комментариях к следующей двадцатке подборок буду пытаться вытаскивать правду, даже там, где она сильно разбавлена или, наоборот, концентрирована в паре строчек.

cicera_zvezdochki


Конкурсная подборка 80. "Мечтополох". Автор — Григорий Беркман, Беер-Шева (Израиль).


ЮМ:

Какая мощная позиция — «я эту битву снова проиграл»! (сарказм). Зачем биться-то тогда? Если совсем нет надежды на выигрыш? Зачем все эти генералы и полководцы, вся эта суета вокруг катастроф, из которых — ничего? Ни очистительного катарсиса, ни звуков победы — ничего.

Неужто, «эту Землю обдумав, объяв, облетев, избегав» — ничего не нашлось? Ведь помним же мы «Боянъ бо вѣщій, аще кому хотяше пѣснь творити, то растѣкашется мыслію по древу, сѣрымъ вълкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы.» [Зализняк А. А. «Слово о полку Игореве»: Взгляд лингвиста. — М.: Языки славянской культуры, 2004]

Или это попытка сказать, что автор жив, но писать автору совершенно не чем? (Я про существующие на уровне мемов уже «автор умер», «текст умер» и т.д., а не про конкретного автора)

Почему «только люди. О них — ни к чему». Ну отчего так просто сдаются стихи? Зачем? Мне нравится, что есть позиция, она неплохо прописана, она считывается, за позицию всегда — почёт и уважение, но ведь можно большего добиться, даже находясь в этой позиции, обладая всеми заявленными техническими возможностями.

Что скажешь, мой мудрый собеседник?

ОБ:

В этой подборке я увидел правду только в одной строке:

я эту битву снова проиграл

И еще я рад, что автор не в одиночестве («я не один, не в поле и не воин»). Это необычное состояние для поэта. Чаще поэты, даже окруженные семьей, соседями, друзьями, любовницами/любовниками, чувствуют себя, как Пастернак: «я один, всё тонет в фарисействе. // Жизнь прожить — не поле перейти».


Конкурсная подборка 81. "Дышу дождём". Автор — Никита Зонов, Томск (Россия).

ЮМ:

Олег, вот бывает же такое, да, что ритмически подборка нравится до обморока, а словами — до него же не нравится?

Я очень люблю посконную лексику, домотканные слова и верю, что её легко можно подшить под современность, ну или современность подшить под неё.

В то же время мне видится, что правда в этой лексике столь разрушительна и созидательна одновременно, что неточные выражения, заимствованные из других э-э-э верований, делают текст рыхлым, рвут ткань стиха и уничтожают правду.

Такими словами видятся мне окончания первого и второго стихотворений. Всё было невероятно круто, пока не появились эти страдания о появлении стихов; и если в первом стихотворении может и хватит более точного глагола к «воде», то во втором к этим прекрасным «дурочкам» никак не смонтировать ни «слов лужицы», ни «вся фабула».

Эта бездушная «фабула» убивает напрочь художественную правду.

Что я имею в виду, когда говорю о подшивке современности? Что если дурочки сошли бы не в росы, или была подчёркнута невыносимость схождения в росы — это уже было бы дыхание современности. Разумеется, это никакая не правка, а всего лишь иллюстрация того, как могло быть хорошо.

Третье стихотворение движимо правдой сермяжной, оно самое законченное. Правду бы эту ещё охудожественнить.

Чуть не забыла. По дурочкам этим ещё. Ну не крякает коростель в росе, нечего ему в росе делать, кроме того, он в русской литературе преимущественно стучит, кричит, скрипит, начинает хриплый призыв, свистит, трещит, дёргает, поплакивает ... и вот глагол «крякает» — ну какое это продолжение ряда? Да и не противостояние ему даже. Всё, на этом глаголе правда развалилась, стало неубедительно. И вернулась правда только к фразе «Ночью люди спят умные, / и не спят одни дурочки» — вот с неё и начать не грех. Ну, так видится.

Дурочки чудо как хороши)

ОБ:

А мне понравилось слово «полумолодой». И это всё, что показалось мне правдой в этой подборке. И полностью согласен с тобой про её рыхлость и про источник этой рыхлости.


Конкурсная подборка 82. "Дурачок выбирает дорогу". Автор — Анастасия Картавцева, Воронеж (Россия).

ОБ:

Сегодня мои зять и сын занимались немецким (зять у сына репетиторствует). И они вместе проходили тест wahr oder falsch — верно-неверно (но можно перевести и как «правда или ложь»). Вот лиса у Анастасии Картавцевой это wahr. Чувствуется, кто у автора тотемный зверь. В окрестностях Воронежа, кстати, несколько звероферм, на которых мне когда-то пришлось побывать.

А вот второе уже, как мне кажется, скорее falsch. И это несмотря на то, что оно интересно композиционно. С этими надписями на камне — «богатому быть», «женатому быть», «убитому быть». Беда этого стихотворения в его концовке: «Он вернётся, наверно. Когда-нибудь... в сорок пятом». И тут я выскажу одну крамольную мысль: для молодого поколения Великая Отечественная война — событие глубокой и далекой истории. Для того, чтобы сейчас написать что-либо не отдающее фальшью о той войне, чтобы написать правду, требуется великолепное художественное воображение. В данном случае оно не сработало.

Третье, с волчицей, интересное, но, как мне кажется, лиса автору ближе.

ЮМ:

Давно хочу сказать, про это, про глагол который «сыплется» и никак иначе.

Теперь поговорю о правде. Мне нравится, что у автора есть своё видение, свой взгляд. С одной стороны — этим стихам категорически не хватает умелости; а с другой — на чемпионат уже принесли много старательных подборок, написанных как под копирку.

Скажу почётче, какой умелости не хватает: умения выстраивать текст композиционно, не хватает управления текстом с помощью композиции; много чего не хватает, в том числе умения «подсушивать тексты».

А держит тексты интересность, почти каждая следующая строка неожиданна, автор выходит в каждом тексте за пределы текста, и текст от того выигрывает. Будто прорывается концовка, прорезывается.

На Чемпионате нынче как-то много дурачков, люблю юродивость, юродивые тексты, они всегда невероятно правдивы, когда по-настоящему юродивы.

Мне скажут, ну что это, Юля, так много вопросов и всё же говоришь, что хорошо — да, отвечу я невидимым собеседникам, это хорошо, потому что герой здесь жив и это юродивый герой, который может преодолеть всё: хоть снятие кожи, хоть сидение на печи. Наш, исконный, не голливудский.

Хорошо, правда ... —
!


Конкурсная подборка 83. "НесказАнное, но высказанное". Автор — Игорь Гонохов, Москва (Россия).


ЮМ:

Хорошая, умелая подборка. Всё-то в ней гладко, ровно, складно, умело.

И как раз то, чего остро не хватает — некой неумелости, того куража, который даёт текстам интерес — «я не знаю, что будет дальше». А здесь всё знакомо — и снова та же необязательность: «музыка Шнитке» над Москвой. Как любят музыку композиторов авторы! Это намёк на кинофильм «Экипаж», а как следствие на то, что мы все спасёмся этой дорогой?

Или вот алатырь, он же камень, он же белый камень — слишком это проторённая дорога, такое положение дел и слов. И хочется от таких светлых слов, чтобы отнюдь не «бабочка, возникшая из слова, / миг один пробудет на руке ...» У света много внутренней красоты, внешнее украшательство ему только мешает раскрыться правдой, которая будет чем-то вроде «крови на рукаве», чем-то навсегдашним и не мимолётным.

Но я всегда за свет, лучащийся из слов. Света в этих словах много, а ныне он так необходим.

Правда хорошо —
!!

ОБ:

Да, вот вспомнил! «Мелодия Шопена» уже была, а сейчас и абстрактная, никак неохрактеризованная «музыка Шнитке», и более конкретная, в которую погрузили и свет и тень, «как будто клавиши», — «музыка Дона Ширли».

У Игоря Гонохова своя правда всегда есть (кто-то скажет — в ходе нынешней дискуссии об анонимности — вот она, магия имени). Но вот же она, эта правда, например:

Свет, что озаряет изнутри
куст кизила предосенней ранью,

Или:

Отчего искатели живого
все приходят к боли и к тоске?

Но в этой подборке Игорю для правды не хватает темперамента, не хватает желания отстоять свою правду, о чём, как мне кажется, свидетельствуют и смазанные концовки — и «музыка Шнитке», и «бабочка, возникшая из слова», и даже:

И тогда понимает, понимает тогда,
что порядок его никому там не нужен.

А ведь — заметка на полях — убери из последней строчки слово «там», и всё стихотворение заиграло бы совсем другими красками.


Конкурсная подборка 84. "Тишина". Автор — Светлана Тимашева, с. Горноставка (Украина).

ОБ:

Подборка, на мой взгляд, перегружена метафоричностью и всевозможными красивостями до такой степени, что непонятно, о чём эти стихи. То есть вот есть стихи — гладкие, неплохо рифмованные, но никакого сообщения об авторе, о лирическом субъекте, о мире они не несут. И правда здесь только в таких строчках, как «обходя опасные места» и «ни о чём не мыслишь, ни о ком».

Друзья мои, запомните, пожалуйста, раз и навсегда: невозможно написать хорошее стихотворение, обходя опасные места!

ЮМ:

Вспомнила беседу о лжи, читая эту подборку. И в первый раз, и во второй, и в третий и далее.

Каждый раз задавала себе вопрос: «сколько раз встречала ты, Юля, память-конвоир»? И теряюсь, не могу ответить на этот вопрос. При том, если такую память поискать в корпусе, то ничего не найти. Ну да, сходила, поискала — нет её. Не потому, что никто не додумался, а потому, что никто не услышал в силу нехорошести такого расположения слов относительно друг друга.

Ночь-монахиня ... ну да, ну да — вся подборка написана «обходя опасные места», по правилам и неписаным законам сетевых стихов. Но ведь есть же что-то такое, что никто ещё не написал, сто процентов есть, мир так изменчив. Просто пока в подборке этого нет, а ведь когда-нибудь появится, не может не появиться.


Конкурсная подборка 85. "По капле". Автор — Наталья Юркевич, Даугавпилс (Латвия).


ЮМ:

«Он играл на балалайке совершенно не своё» — да, вот недаром же говорят, что стихи всегда проговариваются.

Вкус ли подводит, слух ли, правда ли — но ощущение вот этого «не своего» не покидает. Такое чувство, что в одну телегу пытается автор впрячь иронию и щемящесть — и выходит небрежно; то ли сшивка неаккуратна, то ли в принципе невозможна.

Бесконечный оживляж, думаешь — ну куда уж больше-то? — но оживляж всё нагнетается и нагнетается, безудержный креатив поджидает в каждой строке буквально.

В целом — мимо вкуса, моего — так точно. Думаю, что и мимо вкуса Олега.

ОБ:

Да, Юля, похоже, что тоже мимо. Слишком скороговорно, на мой взгляд. Еще про балалаечника ничего, а вот дальше начинается:

Мчатся минуты-дуры,
Жмутся, слагаясь в час.

Наши шальные крыши
Едут... А как ещё?

Вечер ложится хмурый.
Солнечный луч погас.

Каждому овощу – свой салат,
Каждому – свой каприз.

Каждой минуте своя печаль,
Свой озорной диез.

Каждый из нас всё равно один
В мире больших проблем.

И вот оно самое страшное самопризнание:

Может быть, долго придётся ждать
Новых случайных строк.

Курсив, как говорят, мой.

Вместо дерева с веточками, листочками, сучками, скворешником, жуками — гладкий столб, за который невозможно зацепиться взгляду.

Так бывает, когда в стихах слишком много прозы, слишком много, по признанию самого автора, «случайных строк».

И даже не знаешь, что лучше: перегруженность красивостями, как в предыдущей подборке, или прозаичность, как в этой. Какую-то середину надо искать, что ли.


Конкурсная подборка 86. "Совсем воздушно". Автор — Ольга Вирязова, Москва (Россия).

ОБ:

За что я люблю поэзию, так это за то, что иногда в ней случается чудо. Здесь всё, как я люблю - и тебе смена фокуса:

Трава щекочет
облака как лёд

И афористичность высказывания:

Вайфай одновременно всё же сеть
хоть и летать а всё равно висеть

И некоторая некрасивость, грубость, ввёрнутая вовремя:

и что ему он сам себе гора
с тугими проводами из нутра

И вот это — напротив, очень красивое — растягивание слова, чтобы перекатывать его как вкусное, но очень холодное мороженое на языке. Как в этой строчке, в слове «оказывается»:

оказывается луной
и светит оборотной стороной

Я почти уверен, что у нас будет еще возможность поговорить об этой подборке, когда мы дойдем до топ-32.

Пока же моя рекомендация в журнал «ДК».

ЮМ:

Прекрасная какая, действительно лёгкая и воздушная подборка. И, что сейчас для меня важно, очень честная. Без завываний, воздеваний, воздыханий.

Теперь поворчу. В первом стихотворении нет ощущения законченности текста как законченности языка. Словно бы язык разрабатывается у нас на глазах; любопытно что каждый стих подборки внутри строфы относится как верхней, так и к нижеследующей строке, это современно очень, осовременивает заигрывания с языком.

Но в первом стихотворении совершенно прекрасный ритм, ритм спешащий, идущий впереди слов, слова будто догоняют его, и всего один стих затормаживает этот несущийся впереди слов ритм — я про «на бытиё травинок и жучков», это жучки притормаживают и следующую строку, в которой появляются. Может это и намеренно, но мне эта хоть намеренность, хоть бы и ненарочность совершенно не по вкусу и не по слуху.

Восхитительно второе стихотворение, ни одного лишнего слова, ни одного лишнего звука. Не то, что каждая строка — каждое следующее слово неожиданно!

В третьем стихотворении очень нравится «длительная мята», ещё бы чего-нибудь такого же протяжённого как синонима протяжному. Да, в целом — это подборка протяжного звука и стремительного ритма. Прекрасное сочетание.

Это восторг-восторг и правда-правда хорошо —
!!!


Конкурсная подборка 87. "Игрушки для Верочки" Автор — Ирина Кабачкова, Сочи (Россия).

ЮМ:

Похвально всё: и значительность тем, и широта замысла, и смешение культурных штучек-дрючек. В этой подборке интертекстуальность действительно становится «культурными штучками-дрючками». Ткань стихотворения рвётся постоянно и не выдерживает заложенного ритмического накала.

Обычно, говоря о ритмическом накалении, постоянном повышении голоса стихотворения, я привожу вот это стихотворение Бахыта Кенжеева, точнее, отрывок из стихотворения:

Тьма сырая смотрит нагло. Так куда ж нам плыть? Куда гла-
за глядят, туда, где луч
ртутный воздуха не чает, тонким снегом отвечает, где кривой скрипичный ключ
звякнет в скважине замочной, чтобы музыкой заочной... брось. Меж ночью и цепной
жизнью, что светлеет, силясь выжить, прочен и извилист шов проходит черепной.

[Б. Ш. Кенжеев. «Вот картина жизни утлой...» (2003-2005)]

Поясню, что не призываю автора «написать как Бахыт Кенжеев», а всего лишь демонстрирую стихотворение, в котором задача, поставленная себе автором в подборке «Игрушки для Верочки», решена. Ритмическая задача.

Потому что если никаких ритмических задач автор себе не ставил, да хоть тексты себе не ставили, то к чему все эти знаки препинания? О них бесконечно спотыкаешься.

Ну и «По телеку стреляют равнодушно» — эта нарочитая разговорность, совершенно не предусмотренная текстом и замахом на вплетение «культурного бэкграунда», приводит к тому, что читается в первом значении, мол кто-то стоит и стреляет по экрану телевизора.

Глагол «ворочает» управляет существительным в другом падеже. Да, есть значение «ворочать» как делать какую-либо работу, «ворочает штурвал», или «ворочает сено»; но игрушки — работа?; или речь о несовершенном глаголе от «воротить» в смысле «вернуть»? Но тоже не сходится. В любом случае, неподготовленный слух, которому ещё только предстоит разобраться и со знаками препинания, и с культурными пластами, и с отсылками, и ещё и значения слов вывернуть из памяти, может сказать «всякие неприятные вещи».

Видится, что автор хочет быть значительнее своих текстов и их читателей. Что же — подтверждаю, автор значительнее.

Значительнее всего, когда либо созданного, парящий в своих высотах.

И только.

P.S. Чуть не забыла. Информация для живущих в Питере и гостящих там — в БДТ дают великолепный спектакль по «Что делать?» режиссёра Могучего. Постановка катарсическая по своей природе и когда желается очистительной силы искусства — то да, этот спектакль подойдёт. Одно время был и на ютубе, а потом куда-то делся, остался только «Губернатор». Но даже если бы и был — всё одно в зале совершенно другое ощущение. Так бережно и так глубоко со мной давно театр не взаимодействовал, как во время того просмотра, да что там — взаимодействия.

С нетерпением жду, Олег, что ты скажешь — в культурных пластах ты ориентируешься лучше моего. Правда это, или направленное на себя действо?

ОБ:

Что я могу сказать, Юльхен? Ты прекрасно знаешь, что не люблю я в стихах многословия и скороговорки (хотя должен сказать, что есть поэты у которых многословие и скороговорка превращались в приемы мастерства высшей силы — и упомянутый тобой Бахыт Шкуруллаевич, и, конечно, Бродский). Не нравятся мне ни:

Не знает Николай, как быть с Европой

(Да, в 1825 году он прекрасно знал, как быть с Европой — наплевать на неё. И мог тогда это позволить себе, кстати, в отличие от последних лет своего царствования).

Ни:

Размахивает молодости молот одною бесконечной жаждой жить

Это последнее не нравится мне ни формой (как сказано, а сказано кокетливо: вот, посмотрите, мол, как я писать умею), ни содержанием (конечно, в молодости жить хочется, но хочется еще и много чего другого — от секса до славы, а уж декабристы точно не ради жажды жить на Сенатскую выходили).

Автор очень эрудирован, конечно (что, видно, например, в этой строке — выстроенного под Бродского, кстати: «Топаю к Дворцовой. Меняются фамилии — не суть»: мост ведь этот до 1988 года мостом Гриневицкого назывался). А интонация, действительно, бродская. Помнишь «20 сонетов к Марии Стюарт». Например, третий:

Земной свой путь пройдя до середины, // я, заявившись в Люксембургский сад, // смотрю на затвердевшие седины // мыслителей, письменников; и взад- // вперед гуляют дамы, господины, // жандарм синеет в зелени, усат, // фонтан мурлычит, дети голосят, // и обратиться не к кому с «иди на».

Не нравится мне и релятивизм — там, где его быть не должно:

безвинно убиенная душа...

Какая? Александр? Гриневицкий?

(О, кстати, здесь эта сетевая глухая гласная вплелась: Александыр, театыр, ноябырь и т.п.).

Для меня то очевидно, что безвинно убиенная душа тут — не тот, именем кого до 1988 года назывался мост.

Но есть и удачи в подборке:

Мы привыкли — с нами не цацкаться

Вот это очень хорошо:

Учит трёхперстно крестить форумы новый Никон
Из ничего будто вирус возник он -

(хотя кто такой «новый Никон» не очень понятно, но рифма «Никон» — «возник он» прелестна).

Итак, цельности либо какой-то особой поэтической правды я в подборке не вижу. Не знаю, что ты имеешь в виду, говоря «на себя направленное действо». В подборке есть интересные места, но в целом, как мне кажется, пазл не сложился.

ЮМ:

Олег, ты сказал то же самое, но прямее: «посмотрите, как я писать умею» — это и есть действо, направленное на себя.


Конкурсная подборка 88. "Меланхолия". Автор — Алёна Овсянникова, Самара (Россия).

ОБ:

Я не понимаю, где меланхолия и где Страшный суд! Страшный суд — это ведь вправду страшно. Ведь после него уже не будет никаких апелляций, кассаций и помилований! Он страшный, он же самый последний. Нет, можно как Хвостенко и Волохонский, быть уверенным, что к тебе за твоё умение слагать стихи будет отношение снисходительным (вот надежда же теплится). Но вот так, равнодушно относиться к Страшному суду!

Вообще, я бы назвал подборку не «Меланхолия», а «Равнодушие», потому что смысл входящих в него стихов сводится к следующему:

Первое. Ты крутой чувак, и я тут вспомнила о тебе, когда поздней ночью решила написать стишок. О чем же будет стишок. О, это будет в меру романтичный, но и приличный, подобающей замужней даме стишок о том, что секса у нас с тобой не будет.

Второе. Люди! Вообще-то, всё, что вы делаете — норм. Так сказал самый главный начальник (на самом деле, он так не говорил, ну да, ладно). Но в конце будет какой-то суд, на котором вы все будете равны независимо от социального статуса и имущественного положения (но поскольку вы всё делаете правильно, то все будете в раю).

Третье. Да, чувак, было круто, но ничего. И так сойдет. Что поделать. «Жизнь проста».

Автор наверняка мне возразит, что нет, лирический субъект больно переживает разлуку и невозможность новых отношений и приведет мне доказательства, процитировав места из подборки. Но дело не только в словах, дело еще и в интонации. Дело в страсти — ушедшей ли, не состоявшейся ли, которой я не чувствую.

Кстати, можно было бы, наверно, поразвивать, попедалировать тему равнодушия и, возможно, получилось бы что-нибудь интересное.

ЮМ:

Какое-то дежавю преследует меня, будто была уже подборка под названием «Меланхолия» — а, ну да точно. Номер семнадцать.
Так и запишем, там была меланхолия номер семнадцать, здесь — номер восемьдесят восемь.

Там, кстати, поразнообразнее была меланхоличность. Без «царского горностая», сиречь — имперских амбиций.

Увы мне, не верю ни единому слову как слову прожитому, авторскому слову. А коллективных слов — да, уже много на текущем Чемпионате.


Конкурсная подборка 89. "Панно из соломки". Автор — Вадим Заварухин, Челябинск (Россия).


ЮМ:

На каждой подборке я оставляю пометки во время чтения. На этой всего одна запись: «#охренительно». Несказанно удивилась, чего это перешла на такой язык.

А вот чего:

Это личный опыт, через который говорит немного картонное, но всё же достаточное конкретное «мы».

Более других мне нравится третье стихотворение, оно говорит о жизни как о пути через сквозной образ «ботинок» у которых «отстала подошва». Это про идеи, судьбу и такое общее, которое невыразимо. Это та самая щемящесть, которая горечь, для которой ныне существует слово «принятие». Принятие себя, принятие мы, принятие судьбы и жизни.

Сквозь эти стихи пробивается свет, прибавим к этому лёгкий слог, незатасканные слова — и получим «правда-правда хорошо», получим самую настоящую художественную правду да ещё и в том самом новомирском понятии (я о том «Новом Мире» — времён Твардовского).

!!!

ОБ:

И, кстати, слова «меланхолия» тут произносить не надо. Потому что вот так выглядит меланхолия. Тут и тоска по ушедшим счастливым временам, и спокойное ожидание грядущей катастрофы, и ощущение иллюзорности происходящего, и обыденность демиурга, нажимающего на кнопку («раз — и нету ничего»). И умная ирония с аллюзиями:

всевидящий Гейтс и неистовый Джобс

Просто водишь белым пальцем,
просто тычешь всё подряд,
а с платформы «Si vis pacem –
para bellum» говорят.

И, конечно, «непечатные боги», заставляющие вспомнить киплинговских «богов азбучных истин».

Надеюсь, что поговорим еще, ибо буду еще перечитывать. И да, рекомендация в журнал «ДК».


Конкурсная подборка 90. "Песенки". Автор — Арсений Загаевский, Стамбул (Турция).


ОБ:

Я должен признаться, что опять пишу вдогонку написанному Юлей.

Юля, я лично знаком с этим автором. И да, это просто «песенки», о чем автор честно признается в заголовке над подборкой. По крайней мере, первые два текста — песенки. Это тексты для исполнения под гитару.

Третье же стихотворение — на самом деле, очень личное. Но почему-то Арсений (пусть будет Арсений) боится в собственных стихах признаться, как он переживает смерть отца (в соцсетях не боится). На мой взгляд, это всё от семидесятнической традиции, о которой мы уже говорили, избегать сильных чувств и откровенности. Традиция очень сильна в авторской песне. Еще раз повторю, что корень этой традиции очень прост — цензура брежневской эпохи (и литование текстов, допущенных к исполнению на всевозможных конкурсах авторской песни), достигшая в то время вершин идиотизма. Отсюда мода на фигу в кармане и тонкие намёки на толстые обстоятельства.

К автору и его горю отношусь с глубочайшей симпатией.

ЮМ:

На вопрос «Что надвигается? Не ба-ба-бояться, / Ве-веселиться — / Что ж не поётся?» — у меня есть ответ: «Когда заикается, оно и не поётся». По-платоновски так, а дальше вот что записано на бумажной версии:

Да, есть мнение, что нефть — чуть ли не метафора культуры, или тут прямой и посконный смысл, который «иногда нефть — просто нефть» — в любом случае текстом это художественно непереработано.

«Держаться, / Держаться. // Милая, руку.» — моментально вспоминаю куда как более удачное решение темы «что ли подержать мне / кисть твою в руке». В приведённом стихе рука милой освоена и присвоена (я о художественном, о художественном) — а здесь — нет. Слишком модно получилось в подборке.

«... не вылазя ...» — спасибо, что не «не вылазия» )

Я живу в Москве и всё, что читаю в тексте «Московская прогулочная» — не тянет ни на жизненную правду, ни на художественную. Я понимаю, что хотел создать автор, а создал не то, что нужно. Ну и если «и от дурацких звуков мосссс-квааааа / иссякнут слова.» — зачем об этом писать? Это способ «рискнуть»? Дак нет, поэтический риск — немного другое, он таким не бывает. Это публицистический риск, да и то не риск, сейчас куда больший риск признаться в любви Москве, и всему тому, что мы имеем в действительности.

К третьему вообще не приходится относиться серьёзно и брать сколь-нибудь широкую критическую линейку. Движение икон — личное видение, которое могло бы стать событием, достойным стихотворения, но не случилось. Потому что по-честному не сказана причина, всё прячется за неловкими словами, вроде «Скажите ясней и уймитесь вы, либо / я спячу от этого тихого скрипа». Не та интонация, не то событие, вот и нет правды никакой, ни той, ни этой.


Конкурсная подборка 91. "Раб". Автор — Александр Михеев, Торонто (Канада).

ЮМ:

Это подборка не раба, это подборка креатора, так как большая часть её — безудержный креатив.

Любой безудержный креатив — сиречь симулякры на той стадии, когда они ещё не стали полноценными симулякрами, а всего лишь ещё копии.

Это копия Тимура Кибирова, копия, которая не знает о подлиннике, так китайские кроссовки, которые уже «копия копии копии» не знают, что они копируют. Мы такие на работе сотнями блокируем при заливке товара, каждый раз гадая — кого же это скопировали, рассматривая логотип, изменённый раза три-четыре, но всё равно подпадающий под «до степени смешения».

Приведу первое любимое из Кибирова:

7.

Как неразумное дитя
всё хнычет, попку потирает,
всё всхлипывает, всё не знает,
за что отшлёпано, хотя

обкакалось — душа моя,
не так ли ты сквозь слёз взываешь
к Всевышнему и всё не знаешь,
за что ж так больно бьют тебя.

[«Вариации» Т.Кибиров, из книги « Сантименты»]

Олег, что скажешь ты об этих текстах? Если что, давай о Кибирове говорить)

ОБ:

Лучше бы о Кибирове... Но нужно сказать и пару слов о подборке. Это, конечно, политическая сатира — на служителей церкви (в первом случае) и на сервильную интеллигенцию (во втором). Третье же, тоже не без сатирических мотивов — романтизация поэта-нонконформиста.

Однако, стихи неумелые и неудачные: тут тебе и пресловутый смысыл с глухой гласной, и поэт, призывающий «не веруй» (вероятно, имелось в виду: не верь властям; ну, хорошо, может быть, не веруй в православного бога), и «раб глаголит, что жжётся».

Больше ничего об этой подборке сказать не могу.


Конкурсная подборка 92. Зеркала". Автор — Кристина Лацаре, Рига (Латвия).


ОБ:

Автор насыпал в котел с зельем множество ингредиентов. К сожалению, забыв об их сочетаемости, да и о пропорциях. Для меня получившееся зелье оказалось трудно перевариваемым.

ЮМ:

Похвально желание своими словами объяснить какие-то простые вещи, непонятно зачем слова так сложно состыкованы, так неловко соединены.

Я должна признаться, что ничего не смыслю в натальных картах, зато чуть-чуть понимаю в домовых, и это понимание говорит, что если не противоположны, то точно внеположны друг другу натальные карты и домовые.

Оттого стихотворение разваливается в руках и вызывает недоверие ко всему, что оно сообщает. Одна большая неточность заставляет весь текст рассматривать прицельно, но как бы я его не рассматривала, обнаружить что-то не удаётся.

Самым живым и правдивым представляется второе стихотворение, оно тянется к определению стихотворения как развёрнутой метафоры, но не дотягивается из-за большого количества неловкостей и неточностей внутри, вроде такой «пахнул съедобным каштаном» — ну не сильно отличается запах съедобного каштана от несъедобного, а вот запах жареного каштана от сырого отличается сильно. Вычистить бы всех ведунов, оставить зонт как сквозной образ ... — впрочем, это совсем другая история.


Конкурсная подборка 93. "Судьба. След. Стихи". Автор — Валерий Поланд, Волжский (Россия).


ЮМ:

Ну ничего себе заявка! А ещё говорят, что название-де не важно — важно, важно, очень важно. Это название заявляет нам, что будет сейчас большое слово.

Заявлять заявляет, а большого слова не показывает, «Судьба» — не говорит о судьбе, между Буниным и Набоковым эти стихи разместиться не могут никак. «Большеголовое дитя стучит, стучит о подоконник» — это Бунин, «Будь со мной прозрачнее и проще:
у меня осталась ты одна.» — а это Набоков; нет тут никаких ни акций, ни инвестиций. Что же, думаете, не хлопотали о собственных средствах русские писатели? Ещё как. Стихи про это не писали, в силу внеположности этого стихам.

Второе, я так понимаю, написано по следам лекции Быкова, в которой он хвалит отвратительный роман Марка Данилевского и восторгается его уникальной графикой.

Ну а про третье и говорить не стоит. Умолчу.

Подборка будто рвётся к неслыханной простоте, но останавливается на полпути и оттого не прорывается к ней. На мой слух всё выглядит именно так.

А ведь могла бы говорить о сокровенном, простыми складными словами.

ОБ:

Подборка иронична, занимательна и изобретательна.

Первое просто о мечте провинциала уехать из провинции. А лучше — даже не в столицу, а в эмиграцию. Второе просто о том, что человек — муравей, которого обязательно раздавит Вселенная. Третье... Ну есть, наверно, и такой способ стихотворчества — лишнее помещать в стихи. Имеет право. Стихи лаконичные. И мой отзыв лаконичный.


Конкурсная подборка 94. "Долговые камни". Автор — Юрий Октябрев, Курск (Россия).

ОБ:

Юля, опять пишу тебе вдогонку.

Согласен, что «Долговые камни» — отличное стихотворение. И память, действительно, вся в камнях. Вот отличные строки:

Замереть бы, вжаться в суглинок лет,
чтоб не бить о камни мозоли плеч,
чтоб струился сверху один лишь свет,
чтоб текла по руслу одна лишь речь.

И никакому Солону (который, как известно, провел в Афинах реформу, освободившую всех жителей от долгов и от угрозы долгового рабства) тебя уже не спасти, потому что он уже позабыл свое имя и «на камни сбрасывает года».

ЮМ:

Олег, вот ведь бывает же — попросила в прошлом обзоре, а получила в нынешнем — спасибо, Вселенная, что и вопрос помогла сформулировать и ответ на него получить.

Я про стихотворение «Долговые камни», которое нравится мне своей честностью, вот этим:

Все равно не пашешь, не сеешь, не
собираешь в памяти чахлый злак,
и давно не вправе расти во сне,
и давно не волен любить собак.

Второе стихотворение кажется чересчур старательным, а в первом я не понимаю, зачем бы разрубать нить паутинки. Это такое разрубание корней, которые уже стали ниточками? Сдаётся мне, что это просто не очень точный глагол, да и всё.

За честность, прорвавшуюся в конце —

Хорошо, правда ...—
!


Конкурсная подборка 95. "Лети". Автор — Александр Марусев, Омск (Россия).

ЮМ:

Рядом с заголовком на бумажной версии у меня написано: «классно :-)», а вот перечитываю в который раз и что-то мне уже не совсем классно.

Кажется, что это такие быковские стихи, и немного самойловские. Восторженная интонация, постоянно повышающаяся — вот их «конёк», послушайте как Быков читает свои стихи, не гражданские, а другие свои — и услышите, что в самом конце он чуть ли не кричит. Это поэт торжествующий, вот и подборка видится мне такой же — восторженно-торжествующей.

И категорически именно этим мне не нравится, а ещё не нравится последняя строфа первого стихотворения, последняя строфа второго стихотворения и предпоследняя строфа последнего стихотворения — везде в этих строках интонация слетает с намеченной орбиты, слова перестают вбиваться в воздух и разлетаются на части.

Что скажешь, Олег? Я вначале писала тебе как восторгает меня эта подборка, а теперь сняла все свои восторги. Может, на «Пока не увидишь свет!» к девяносто пятой подборке меня уже не возьмёшь?

ОБ:

А я рад обнаруживать новые имена. Автор написал в автокомментарии под свое подборкой: «Я, можно сказать, неофит». И этот комментарий полностью соответствовал тому, что для меня его стихи прозвучали как стихи очень талантливого начинающего, молодого человека. Между тем, простой «гугл-сёрч» показывает, что автор старше меня.

Тем не менее, следить за ним я теперь буду тщательно, ибо есть в его стихах прелестная степень свободы, вот тот самый «ах-ах!», с которого подборка начинается. О недостатках говорить не стану — разве вот о некоторой затянутости стихотворения «Лети!» — третьего в подборке. Но, как подозреваю, это тоже, как и у некоторых предыдущих авторов, текст для пения под гитару, а там немного другие правила, чем у текстов безгитарных.


Конкурсная подборка 96. "Ганьке". Автор — Виктория Кольцевая, Ровно (Украина).

ОБ:

Кто на что (кого) полагается, опирается в наши грустные и доводящие до отчаяния времена. Кто на Бога, а кто и на кота (кошку). Говорю я это без всякой иронии: вот у Виктории получается и на кота как на свидетельство о Господе опираться. И кот, и Бог связывают все три стихотворения. Я вижу в этом правду, безусловно, и самого мои коты заставляли вспоминать о «шершавом языке плаката». «Плакота», с позволения — это, когда он и шершавит, и плачет.

Стихи, к слову, еще и сделаны классно.

ЮМ:

Очень старающаяся подборка. Очень-очень. Всё задуманное получилось, всё на месте, зачёт перед собою сдан.

Название хорошее, нравится. Можно «Ганьке» и других стихотворений написать, менее старающихся.

Дело ведь не в том, что что-то будет непонятно и это только посвящённым понять, как «речь огуглилась и лопнула, / произносимая вотще» (речь, произносимая тщетно, напрасно, перевожу на всякий случай). Тут тебе и немножко неопалимой купины — ветхозаветная развалина, неопалимая плющом. И вот почему именно плющом неопалимая? Плющ не жжётся, это про то, что вера в речь пусть и ветхозаветная развалина, но её не возьмут вакханки?

Плющ стоит в суперсильной позиции, это последнее слово стихотворения, по идее за ним оно разрастается.

И оно вроде как что-то растёт — но что это? Я перебрала все знания о плюще, и как о символе бессмертия, и какие-то свои впечатления и вспомнила тщетные попытки вырастить его и много чего ещё. А если литературно? А литературно ближе всего вот этот текст:

Не удивляться... что за чушь! —
На свете и не то бывает.
Природу взять: зеленый плющ
Холодный мрамор обвивает.
С чего бы зелени, кажись,
Виясь из пустоты расселин,
На эту куклу тратить жизнь!
Но не любовь ли эта зелень?
Любовь. Вот так и я ползу.
Вот так и мы плющом упрямым
Ползем, в зеленую лозу
Холодный одевая мрамор.
Ползем — и счастливы! И лишь
Не могут люди надивиться:
На куклу тратят жизнь?! Нашли ж
Вокруг кого плющом обвиться!..

[И.П. Уткин «Кукла» (1940)]

Мне противостоит даже, можно сказать, «явление кота», да ещё и «Отпетого, / овитого, иного».

Да, на том и сойдусь с этими стихами — они мне противоположны.


Конкурсная подборка 97. "Параллели". Автор — Ольга Домрачева, Большеречье (Россия).


ЮМ:

Ещё одна старательная и подборка. Да, все задания выполнены (интересно, какие задания там были) — всё так. И если правда в том, чтобы «лежать слепой в гудящей темноте» — то это противоположная мне правда, какая же может быть слепота, если память на месте, зрение тоже, всё на месте — ну, выключился свет — бывает.

Настолько трагичные стихотворения, настолько трагичное и невыносимо красивое восприятие мира, что диву даёшься. Зачем «идти, бежать, лететь, проламывая стену снеговую» за человеком, который обронил слова? Не верю, что так можно, честное слово.

Трагичное и очень женское ощущение мира. Прекрасная и очень далёкая мне правда.

Спасибо, что темнота дозированная.

ОБ:

Как хорошо, Юля, солнечным утром, на завтрак съесть кусочек булочки с клубничным джемом или липовым медом. И не очень хорошо на завтрак есть сахар столовыми ложками. Когда «кроны склеротично», когда «небо к земле приколото наживую», когда «свет является несказанный», когда «время и не такие сгибало выи милостью сентября», когда «во власти его стихии», когда «выдыхаешь с болью на лист стихи», когда «свет в слова катаешь, как очумелый», когда «запредельный выход». И всё это в одном стихотворении из четырех с половиной строф.

Вот помню, читал, как Гумилев гонял своих учениц за перебор красивостей. Нет, ни я не Гумилев, ни Ольга Домрачева не моя ученица. Но ведь перебор же. Ну вот, друзья оставьте вы одно, ну два, ну три красивых слова на стих такого объёма, ну обрамите их словами обыкновенными, добавьте одно-другое необычное, и будет совсем другой эффект. Я бы вот вместо «осени журавлиной» зарифмовал бы в этом же стихе «тоску отболевшую» с какой-нибудь «осенью ожуравлевшей».


Конкурсная подборка 98. "О_zero". Автор — Сергей Лаем, Головин (США).


ОБ:

А вот ведь как интересно. Автор утверждает, что живет в городе Головин. Это на Аляске, и назван он в честь русского мореплавателя Василия Головнина, из фамилии которого у американцев пропала одна буква. Если это так, то автор (если он не эскимос), один из полдюжины белых в этом городке. Кто он, метеоролог? Откуда он, из Средней Азии или из бывавших там — знает эфу (в верлибре можно и гадюкой было бы ограничиться). Учился ли он и долго жил в Америке, ибо Чайнатауну его и китайцу с ложечкой веришь? В Нью-Йорке, в Бостоне — а где еще из крупных американских городов есть что-то, похожее на извилины, если взглянуть на них с воздуха? Как он относится к Тому Уэйтсу? Или это всё мистификация? Интригует.

ЮМ:

К сожалению, встречаются и совершенно неначитанные стихи, когда не приходится говорить не то, чтобы об интертекстуальности, а о полном незнании, что существуют стихи.

Самое живое, наверное, в этой подборке третье стихотворение.

Эти стихи не то, чтобы открывают внутреннюю правду, заставившую стихи написаться именно так, а скорее говорят о том, что растут из каких-то незатейливых песенок и выглядят скорее как подстрочник, чем как самостоятельные произведения.


Конкурсная подборка 99. "Ауто". Автор — Хатаптах, Санкт-Петербург (Россия).

ЮМ:

И снова «голь» — уже третья, вот же модное слово этого Чемпионата. Голь да дурачки вместе с дурочками.

Что скажешь, Олег? Как тебе эта «голь»?

Кстати, вспомнилось, как мы с тобой поминали уже не раз «модную сетевую поэзию», мне кажется, или это уже «немодная сетевая поэзия»?

А вот это: «Проявляешь без спроса сплошной негатив» — это пять. Или утешение бирюльки напраслиной — это тоже пять.

Во втором мне слышится «Каменный гость» и память о нём не даёт сосредоточиться на строках, бесконечно преследует « Приди — открой балкон. Как небо тихо; / Недвижим теплый воздух, ночь лимоном / И лавром пахнет, яркая луна / Блестит на синеве густой и темной, / И сторожа кричат протяжно: «Ясно!..» / А далеко, на севере — в Париже — / Быть может, небо тучами покрыто, / Холодный дождь идет и ветер дует. / А нам какое дело...»

А чтобы Родион не был абстрактным, а самым настоящим — можно послушать Достоевского там, где он особенно пронзителен по отношению к своему герою:

«Он проснулся на другой день уже поздно, после тревожного сна, но сон не подкрепил его. Проснулся он желчный, раздражительный, злой и с ненавистью посмотрел на свою каморку. Это была крошечная клетушка, шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими желтенькими, пыльными и всюду отставшими от стены обоями, и до того низкая, что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и всё казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок. Мебель соответствовала помещению: было три старых стула, не совсем исправных, крашеный стол в углу, на котором лежало несколько тетрадей и книг; уже по тому одному, как они были запылены, видно было, что до них давно уже не касалась ничья рука; и, наконец, неуклюжая большая софа, занимавшая чуть не всю стену и половину ширины всей комнаты, когда-то обитая ситцем, но теперь в лохмотьях и служившая постелью Раскольникову. Часто он спал на ней так, как был, не раздеваясь, без простыни, покрываясь своим старым, ветхим, студенческим пальто и с одною маленькою подушкой в головах, под которую подкладывал всё что имел белья, чистого и заношенного, чтобы было повыше изголовье. Перед софой стоял маленький столик.

Трудно было более опуститься и обнеряшиться; но Раскольникову это было даже приятно в его теперешнем состоянии духа.»

[«Преступление и наказание» Ф.М. Достоевский]

Но это ладно всё, меня больше другого интересует, по вкусу ли Олегу эта «голь», которая «где ветер в рукавах / меняет голь мою»)

ОБ:

Юля, вот, между прочим, «голь» здесь в самый раз, я вполне понимаю это:

и мне бродить по пустырям с тобой, где ветер в рукавах
меняет голь мою на /как-тебя-терпеть-тебя-терять/

Меняет голь как пустоту, как голую бессмысленность на смысл, с которым ничего не сделать и от которого никуда не деться.

Ну, и чем же еще утешать бирюльку, как ни напраслиной!

И то, что Родион, ударяю старуху топором, множит головы Гидры — тоже вполне очевидно.

Но в этих стихах, как мне представляется, живет иная крайность. И если часто на этом чемпионате мне предлагали один соус без мяса, то тут утверждают, что «ни соуса не надо, ни солений». Уж нет, спасибо! Я люблю, чтоб и то, и другое было.

Интересно, но неаппетитно с пиявками и уроборосами, брр...


Конкурсная подборка 100. "Времена времени". Автор — Марина Шахаф, Кармиэль (Израиль).

ОБ:

Сетевые стихи. Стихи как хобби. Соус без мяса (опять).

ЮМ:

К окончанию пятой двадцатки стало бодрее. Читать было интересно, искомой художественной правды не нашлось.

Что движет этими стихами кроме желания сказать интересно? Это прекрасное желание, но одной интересности и бодрости мало.

Хочется идей, больших ли, малых ли — каких-нибудь. Можно в шестой двадцатке и о «мессендже» поговорить.

Если ближе к подборке — то всё сказанное уже сказано, так ли, эдак ли — неважно. «И, мерцая, плачут свечи, / что игра не стоит свеч.» — сдающаяся позиция не очень привлекательна, все эти «жизнь — игра со словом «вечность»», эти «время становится холодней», эти взмахи, что не становятся ни жестом, ни замахом на нечто огромное, несказанное, невыразимое.



Заключение


ЮМ:

Не шила подушек, не вышивала, не пекла — ничего не делала кроме чтения, перечитывания и письменных размышлений о стихах.
И будто всё-всё, что хотела сказать о правде — сказала, обозревая стихи. Полное ощущение выговоренности, полное ощущение тихого счастья, что тебя поняли.

Ну стихи, конечно, не авторы же). И Олег понял — вот и тихое счастье. И ещё несколько читателей обзора поймут, о чём мы здесь который раз говорим — да, так выглядит настоящее счастье.

И как ни старалась, как ни уговаривала себя — снова пять стихотворений, которые я прочла бы ещё раз и всем рекомендую прочесть ещё раз.

Хорошо, правда ... — !

Конкурсная подборка 82. "Дурачок выбирает дорогу". Автор — Анастасия Картавцева, Воронеж (Россия).

Конкурсная подборка 94. "Долговые камни". Автор — Юрий Октябрев, Курск (Россия).


Правда хорошо — !!

Конкурсная подборка 83. "НесказАнное, но высказанное". Автор — Игорь Гонохов, Москва (Россия).

Правда-правда хорошо — !!!

Конкурсная подборка 86. "Совсем воздушно". Автор — Ольга Вирязова, Москва (Россия).

Конкурсная подборка 89. "Панно из соломки". Автор — Вадим Заварухин, Челябинск (Россия).



ОБ:

Мучаюсь я с большинством подборок, Юльхен. Но бывают и исключения, интересные для чтения и свою правду содержащие.

Особенно рекомендую две:

Конкурсная подборка 86. "Совсем воздушно". Автор — Ольга Вирязова, Москва (Россия).

Конкурсная подборка 89. "Панно из соломки". Автор — Вадим Заварухин, Челябинск (Россия).


cicera_IMHO

Конкурсное произведение 41. "В Макондо лето что у нас зима..."

Олег

 

Исподвыподвыподверчено, но забавно. Книжно («Макондо») – ох бы обходиться без этих хоббитов, гномов и эльфов, а писать бы всегда о собственном опыте (например: «в холодильнике котлета недоетая лежала – начинаю жизнь аскета: от меня герла сбежала»; это Хихус когда-то написал – покойный, увы, гений русской мультипликации). Но забавно, но развлекает. У меня, как известно, живут пемброки, а этим собачкам старорежимные заводчики подрубают хвостики. Я решил, что буду в долях пемброчьих хвостиков теперь оценки выставлять. Треть отрубленного хвостика за интеллектуальную игру.


Татьяна

«крысли» понравились – нормальный авторский неологизм с читаемым смыслом. С экзальтированностью перебор. Все эти:

«устраивают, делят, будто Польшу!», различные «бля» и т.д. Когда автор ловко жонглирует словами, зачем лишние спецэффекты, подтанцовка и гремящие кимвалы?

«Письма по вайберу» – интересно, насколько корректна такая формулировка… Всё-таки «сообщение в/на Вайбер, Вассап…». Автор рискнул поиграть со стилистикой, скрестив народный фразеологизм с новоязом. Наверно в глобальном литературном смысле он прав: классическую розу привили привили к новому дичку (пользуясь сравнением Ходасевича). Насколько этот дичок крепок – хз. Мой интерес к тексту был эпизодичным.

Конкурсное произведение 42. "За мифом миф"


Олег

По существу – правильно, а по форме – издевательство. Схоластика, и не влекает никак. Вместо того, чтобы отрубить хвостик, бедного щеночка разрубили напополам. Бррр! Ужас! Жалко стих!


Татьяна

Ну что ж, изрядно, изрядно…) «Очми» и «начнёт с нуля», «прозренья» и «лозунги» – понятно, что сатира, горькая тоска по утрачиваемому. Понравились две составные рифмы: «истина–в пыли стена» и «перо, не лги–конспирологи». Но почему не написать всё стихотворениена этом уровне? Находка видится случайностью, а я в этом омуте не пропала.

Конкурсное произведение 43. "Заверни меня в труп газеты..."

Олег


Вуглускр не смог. Мышь не удовлетворена. Щеночку отрубили голову, увы. Подсказка: газета – всегда труп. Сразу, как только вышла из типографии – ну или вышла не вебсайт.


Татьяна

Если завернуть свежую рыбу в газету – она вся будет в типографской краске. Предположу, что имеется в виду образ поэта – рыбы, насильственно изъятой из привычной среды, обёрнутой в типографию – живое слово, ставшее своей же эпитафией. Это и будет его – автора – поэтическая судьба. Это Хармс и другие поэты, но...

«На душе не скребутся ни кошки,
Ни пантеры, ни псы, ни мыши»

– как одним махом всё можно испортить, уконкретить, приземлить…

Конкурсное произведение 44. "Чёрный ящик"

Олег


О! Поднускр против вуглускра. В борьбе нанайских скров зафиксирована товарищеская ничья. Ну и автор стесняшка – в очередной раз (смотри предыдущий обзор): никак не определится за кого болеть: за поднускра или за вуглускра. Хвостик порублен на 16 частей. Зачем?

 

Татьяна

Бутафорское налицо, связи с крейзи-фазой маловато.
Нормальное такое модное стихотворение, однако усреднённый вкус – на мой взгляд, хуже ужасного. Помните у Стругацких: «Там, где правит серость, к власти приходят чёрные».

Конкурсное произведение 45. "Горечь грейпфрута"


Олег

 

Вот, кстати, хороший верлибр. И влекает по полной программе. И метафоры хороши, и мысль бегает белкой по древу. Кроме открытия и финала. Почему «горечь грейпфрута»? А ведь могло бы быть: «близость смерти придает жизни горечь халапеньо». Или «горечь водки». Или «горечь трупа газеты».

 

Ладно, щенок жив, треть хвостика виляет грейпфрутом.


Татьяна


Ох уж эти клешни – сrab people, как в South park… ))

«эту девушку с волосами цвета нейлоновой метелки» - харизма!

Симпатичный верлибр. А клешни – бр-бр-бр)))

 
Конкурсное произведение 46. "Про"

Олег

«вообще это неловко

смысла в этом нет никакого

мне кажется

но мне нравится»

 

Вот за это можно и выпить! Да что там выпить, за это и жить можно (подсказка: смысла жизни в жизни нет никакого). И меня влекает!

 

И у нас щенок жив, и с целеньким хвостиком бегает.


Татьяна


«у нас ведь есть их стихи и проза» – здесь второе есть, в первом сомневаюсь.
Ох, как я сейчас не понравлюсь этим комментарием всем и сразу)) Но эта увлекательная повествовательность ведёт меня к поэзии лишь одним путём – от противного.


Конкурсное произведение 47. "Фрисби"

Олег

Рассел-терьерам, как я понимаю, даже такие ветхозаветные и старообрядческие заводчики, как я, хвостики не подрубают. И не надо. Отличный стих.

 

Поэт, прыгающий за фрисби (а кто его хозяин? Кто подкидывает игрушку?) – интересный, новый и необычный образ. Собственно, я тоже полудог, и люблю Хозяина.

 

И, конечно, «за любовь и прощенье» как последний, главный аккорд в этой джазовой фортепьянной пьесе – прелесть какая! Когда тихо, тихо, тихо, а в финале – пабадададам!

 

Татьяна

Неплохо подышала в пакетик))
Цепляет с первых строк (кроме маркетинговых крючков), иные образы отмечены особой созерцательной теплотой.

Стихотворение миловидное, фактурное. Да. Но.

Меня не оставляет ощущение, что думающим авторам сегодня приходится сперва придумать концепцию, а потом её облекать в стихи, чтобы их не назвали безыдейными.
Куда-то исчезла дикая индейская мысль, несущая поэтическую дичь как таковую. Хорошо, что автор думает. Плохо, что автор додумывает.
Не обращайте внимания – поворчала и ладно))

Конкурсное произведение 48. "Любимая женщина дегустатора французских вин, или трое в лодке, не считая автора"

Олег

Изе Срулевичу Гоникману хвостик надо оставить необрезанным.

Автор, с Анки – пиво в подарок обозретявкателю.


Татьяна

– Вы любите ли сыр? – спросили раз ханжу.
– Люблю, – ответил тот, – я вкус в нём нахожу. (с)

В отличие от предыдущего текста, здесь дичь присутствует, но дичь риторическая, не поэтическая. Стихотворение оверсайз, словно с чужого плеча. Меня уже утомляет порядком поэзия, которая идёт от емелиного веления, атрибутивная и деловитая что ли, пусть и техничная. Гимн постмодерну со всеми возможными мотивами в одном. Пелевинская романтика хороша, конечно, но большого художественного багажа в этом повествовании не вижу.

Конкурсное произведение 49. "Отпустишь - и ага"

Олег

Оно несколько неровное, но в нём есть дыхание и ритм. И есть такие замечательные как:

 

«Очнутся и затеплятся огни»

 

Как:

 

«Нас, прежних, увлекая за собой

В обиженно сопящую любовь»

 

Как:

 

«Я с этой стороны греха, ты – с той.

Житьё моё-нытьё-бытьё, come on,

Вот яблоко – возьми и выйди вон!»

 

Тоже нормальная такая стихособака, с целым хвостом.


Татьяна:

Шпион – выйди вон)

Не оценила назначения англицизма в этом довольно камерном философском стихотворении. Текст не особенно оригинальный, зато в нём всё зримо, пластично, осмысленно. Без сверхъестественных напряжений языка и мысли. Хорошее.


Конкурсное произведение 50. "Графиня «баба Лида»"

Олег

Стихи о трагедии нашей страны. И хотя они и бесхитростные, прозаические и повествовательные – и прессуют слезные железы, что не очень хорошо, – мне они симпатичны, и треть хвостика остается бабой Лидой неотрубленной.

 

Любопытно, правда, у кого, и у потомков каких представителей «новой», советской «аристократии» (и чем они выслужились) баба Лида была в прислуге.


Татьяна


Трогательный нарратив с читаемым характером героини.

«Шепоток шипит: «Вишь-подишь ты!»
– а писал, наверное, Батишта))

Конкурсное произведение 51. "Глазунья"

Олег

В Глазго я был неоднократно. Однажды там Вагнер Лав забил, и мы выиграли у Рейнджерс, и фанаты Селтика нас угощали всю ночь.

 

Он, этот город, гораздо проще, чем автор тут наворотил. И почему нет ничего про хрустящий бекон, про черный пудинг, про хаггис!

 

И яблоко, упавшее с яблони в чье-то лоно, это – очень больно и жестоко, и я не могу поддержать стихотворение, которое так – и при том немотивированно – заканчивается. Я люблю лона, и они заслуживают нежности.

 

Татьяна

– Скушай, деточка, яйцо диетическое или… (с)

В отличие от конкурсного произведения 48, в котором автор гулял, куда хотел как пёс елабух, здесь автор вложил в идею закольцованную историю и держался её до конца. Даже здорово перегнул линию и дал, на мой взгляд, совершенно лишний эпилог с чрезмерным яблоком, падающим в лоно (ужас, вспомнилась легендарная сцена из шокирующего фильма «Ад каннибалов» 70х или 80х гг.).

Специфическое мазохистское удовольствие, но чем-то понравилось.

Конкурсное произведение 52, "Я не живу"

Олег

«Но и клубы дыма

ветер несёт мимо.»

 

Мимо. Пронесло. Щенка утопили. Бедный.


Татьяна


То, во что развилось стихотворение – не впечатлило.

Конкурсное произведение 53. "Apocalypse light"

Олег


За одно название, которое есть фарширование несчастного щенка русской поэзии пародией на англосаксонство, стихотворение можно не читать. И можно не рецензировать. Нужно не рецензировать.


Татьяна

«Пятиконечный листопад
уже летит с кремлевских башен»

 

– очень понравилось.
Пижонское такое насвистывание под нос. Про «вот и славно, трам-пам-пам» наверно уже много кто ввернул, а мне вспомнилось у «Блестящих», когда им ещё Кристиан Рэй писал:

«Там, только там, только там
Золотистые лучи и хрустальные ручьи
Па-па-ра-ру-рам» )))

Конкурсное произведение 54. "Он всегда приходил к ней..."

Олег

«Он всегда приходил к ней»

«Он опять не пришел»

 

Барышни, когда вы пишете стихи, озаботьтесь формальной логикой, пожалуйста.

И не жалко вам несчастных щенков, которых вы просто рвёте зубами на части?


Татьяна

Типичная женская лирика: довольно вялая поэтическая речь с веками затверженными повторениями: он приходил, он не пришёл… фонари до зари, окна–луна, листва–трава, которая, конечно, полынь…

Ну как же! – возразят мне любители, – ведь всё так складно, так гладко зарифмовано (не всё, кстати) понятно о чём – так почему не поэзия?!
Многие начинающие авторы и начинающие читатели полагают, что стихи – это некий набор слов, зарифмованных между собой, которые как-то сочетаются друг с другом по смыслу, стилю и т.д. Поэзия устроена намного сложнее, и внутренние связи её работают иначе.
Здесь получилась довольно ровная компиляция из всей-всей женской поэзии прошлого века. А сам автор с его собственным голосом и художественным миром скрылся за глухой стеной гладких, так хорошо впритирку ложащихся друг к другу кирпичиков чужих слов и мыслей.

Конкурсное произведение 55. "Мама"


Олег


Вернитесь в семейный бизнес, автор – Ваша мама будет довольна.

 

Татьяна

Славное начало да и концовка неплоха.

«только волшебный синтез
соединять слова»

– смысловая избыточность, тавтология. Волшебство синтеза вы имели в виду?

Вообще если бы автор не насинтезировал в середине чего-то невнятного про бизнес и про молву, я бы взяла «в своё», как у вас говорят)) Олег, кто так говорит? Я просто неместная)) В своё избранное. Завораживающая спокойная ужастиковость – хорошо. Словесный мусор («СОВСЕМ не дура», «что и не» и т.д.) – не хорошо.
Огорчилась.

Конкурсное произведение 56. "Космонавт"

Олег

«Перед собою смотрит прямо,

не увязая в мелочах,

и космос плещется упрямо

в его ошпаренных зрачках.

 

Заиндевелые ресницы,

распущенный безвольно рот.

Одна, но прочная граница

ему проснуться не даёт.»

 

Мама, он хочет таки сказать, шо он – обэриут, но он над нами таки издевается.


Татьяна

«прибоем шепчут голоса»

– да, на небе только и разговоров, что о море и закате…

Про пуповину и трос понравилось, но я уже где-то это читала и про шуршание в наушниках тоже.
Концовка –
deus ex machina, понравилось. Но в целом разбавленное.


Конкурсное произведение 57. "Свет"

Олег

Стихотворение, очевидно, написано ради последних двух строчек:

 

«и вспоминать, как беспомощно таял

свет.»

 

И эти строчки очень хороши (а всё предшествующее можно забыть).

 

Треть хвостика виляет светом.



Татьяна

Приятное стихотворение, концовка – и есть всё стихотворение.

«камушек спрячешь надежно в карман, –
зная, что ждать возвращения глупо»

– чьего возвращения и кто ждёт? Не нужно объяснять, я понимаю по смыслу, но по тексту?


Конкурсное произведение 58. "Часы ржавеют"

Олег


Ой!


Татьяна

Действительно ой))) Издержки лексики можно простить, когда она несёт в себе что-то новое.
Стихотворение, видимо, о том, что все мы рождаемся для того, чтобы любить и воевать. А кто потом плоды пожинает – я так и не поняла. Да простит мне автор моё скудоумие.

Конкурсное произведение 59. "Лети!"

Олег

«Расправь же, расправь же, ну!»

 

Вот прямо сейчас пойду и расправлю жену.

 

«Ох у Веры, ох у Инбер»

 

Гусары, молчать!

 

«но лжи не люблю до рвот,»

 

Блюдо рвот!

 

Как же можно быть настолько глухой и выставлять собственную глухоту на всеобщее обозрение!



Татьяна

Анна Адамовна сегодняшнего дня. Анна Адамовна – инстаграммщица и селфщица (хотя и скрывает это).

С «расправь жену» аж орнула.

«Ты тронул мой горб, потом
ответил: "Они прекрасны
и сложены, как бутон!»

– вот это по-нашему, плюсую.

«Ты не справедлив от жажды,
но лжи не люблю до рвот»

– противоестественные строчки.

Энергия в стихотворении есть. Кстати, кажется, в этих тектонических разломах неестественных строк она в основном и скапливается.
По содержанию – демонстрация женского тщеславия, скрытого самолюбования, причём имеющая массу недоработок по форме. Почему самолюбование скрытое – потому что героиня проговаривается в самом конце: «шепнуть на ушко». Это жантильное «ушко» – есть истинное отношение героини к себе. Ах, я такая вся несуразная, угловатая вся)) Но ты меня всё равно любишь. Любишь?.. ЛЮБИШЬ ЖЕ, НУ?!!!))

Господа, любите и расправляйте своих жён))

Конкурсное произведение 60. "Обомжествление"

Олег


«Не боли! Ведь ещё при Иване Грозном

Нас научили не плакать - спасибо кнутам и розгам.»

 

Вот вас научили – вы и не плачьте.

 

А я буду плакать там, где в русской истории грустно.



Татьяна


Стихотворение–пушечное ядро – вроде летит, но как медленно…

Вообще подобные тексты, перегруженные аллюзиями и реминисценциями, требует от автора особого чувства концентрации изящества слова. Даже умелый, профессиональный автор, прибегая к такой информативной вавилонской плотности, не всегда может удержать планку на соответствующей высоте. Для меня текст в определённые моменты проваливался.
И кокетство с читателем ощущается слишком явно.
Но в целом понравилось.

«досюда» слитно.

.