19 Мая, Четверг

Подписывайтесь на канал Stihi.lv на YouTube!

Юлия МАЛЫГИНА и Евгений ОВСЯННИКОВ. "ТОП-10" обозревателей портала Stihi.lv

  • PDF

20211Лучшие произведения Международного литературного конкурса "Кубок Мира по русской поэзии - 2021" по мнению обозревателей портала Stihi.lv.

Внимание!
Имена авторов конкурсных произведений будут объявлены в Итоговом протоколе конкурса 31 декабря 2021 года в 23:59 по Москве.
cicera_imho



"ТОП-10" от Юлии Малыгиной


1 место, памятная медаль портала Stihi.lv

222184029_5990996407609567_1064067337839889501_n_1

и книга Данилы Давыдова "Не рыба"


Конкурсное произведение 221. «Суфлёр»

Суфлёр

о вкусах не спорят — ни о хороших, ни тем более о дурных
идут поезда, сериалы, поминки и свадьбы
счётчик мотает жизнекупюрочасы
но в мире мало что поменялось
со времён старого нытика Екклесиаста
конец света настал, но мы снова его пропустили
занятые электронными сигаретами и роликами в инстаграме

сосед считает меня психом
контакт — ботом
фейсбук — агентом китайской разведки
и только я ничего не считаю, ни цыплят, ни овец, ни сбитые боинги
я сжёг телевизор и расколотил свои виртуальные отражения
но так и не понял, что нужно нажать
чтобы закрыть окно и найти выход из имеющего только вход лабиринта

доктор советует отформатировать мозг
суфлёр в телефоне
больше не различает
что меня бесит, что радует
и когда я хочу об этом поговорить
он предлагает на выбор тьму вариантов, сделанных из пластмассы
среди них ни одного правильного
потому что все они рождены пластмассовым мозгом
для пластмассовых человечков, похороненных в списке контактов

а я не хочу разговаривать с мёртвыми
я не хочу выбирать из пластика
поэтому
я включаю режим полёта
и строю бумажную лестницу
чтобы моё молчание было слышнее тем, кто забрался выше

2 место, памятная медаль портала Stihi.lv

medal


Конкурсное произведение 272. "Так и надо"

Так и надо

замечтаешься – осень уже не в моде
так не носят больше разденься снято
над озёрами голые ивы бродят
так и надо думаешь так и надо

на худых плечах выносить озёра
не моргая долго смотреться в бездну
из какой трухи из какого сора
получается синий такой небесный

так приложишь птицу к сердечной ране
защебечет станет внутри щекотно
это всё что будет сегодня с нами
деревянная музыка птичьи ноты

разгребёшь по горсточкам а в остатке
невозможная нежность подступит к горлу
раздеваешься – шея спина лопатки
остаёшься голой

3 место, памятная медаль портала Stihi.lv

medal

Конкурсное произведение 174. «Как струны плакали, когда я пианино...»

* * *

Как струны плакали, когда я пианино
ломал, чтоб выносить из дома по кускам!
Не так давно на нём играла Рина,
и, словно воробьи щебечут по кустам,
так пальчики её скакали, пели,
и ноты сыпались, и на полу белели,
и волнами качался нотный стан.

Был бледен шрам у шеи, где ключица.
Педали поддавались на весу,
и лился звук, готовый истончиться,
исчезнуть, как последний луч в лесу
теряется во мху, в еловой хвое.
Горел румянец на щеках от хвори,
манили сливы на тарелочке осу.

О музыка — спасение из рая.
Но воронёнок падал из гнезда,
и ты бежала, Рина, невзирая
на то, что не бежала никуда.
Помочь, скорей, там птенчик, божья птаха!
Покой — освобождение от страха.
О рыбичка моя, плыви туда.

Потом не помню, пролетело мимо.
Так память нас баюкает: бай-бай.
Сосульки плакали, когда я пианино
выталкивал из дома: вон! давай!
И отражалось солнце в лаке клавиш.
И ничего-то, Рина, не исправишь.
Ты не поможешь, вот и не мешай.

4 место

Конкурсное произведение 253. "Спи, сладкий, мамки спят давно..."

* * *

спи, сладкий, мамки спят давно,
последняя глядит в окно,
уже не изнутри — снаружи,
и тоже спит, и снится ей
не памятник, но мавзолей,
искусно отражённый в луже.

а в нём ты умер. нет, не спишь,
а насовсем — не перепишешь
ни рождества, ни вознесения.
обетованная среда —
и ни туда, и ни сюда —
и в обе стороны ступени

исчезли — не было ни их,
ни тех сегодняшних двоих,
смиренно лгущих мне и новым
прибившимся на мёртвый свет,
но сладкий-сладкий, невпроед,
не вычерпать ни сном, ни словом.

очнётся мамка, отряхнёт
снег с подола, и палец в рот —
молчи, кума — себе положит.
(приснится же такая страсть!)
за стол — и чай с пирожным всласть,
потянется, а взять не сможет.

стекло, проклятое стекло —
ну ладно, руки, а не лоб,
разбиты в кровь. лицом краснея,
она летит вдоль этажа,
выдерживая жар и жанр,
и отражение за нею.

5 место

Конкурсное произведение 412. "Эпизод"

Эпизод

она играет трупы в сериалах
пластичная - но этого не видно
зато ее божественные стопы
открыты для любителей земного

такие стопы! что там ваш анапест
к нему не прикоснёшься ты щекою
а здесь - почти младенческая кожа
нежнейшая как бархатный песок

отсюда и желанье режиссёров
снимать её почаще крупным планом
точнее не её а только стопы -
их лебединый профиль и анфас

и пальцы! выразительный арахис
немного узловатые но - в меру
о! эту меру взять бы Леонардо
да Винчи не дожил до наших дней

и вот она свисает с толстой ветки
иль пеною выносится на берег
иль найдена в каком-то скверном месте
сценарии не блещут новизной...

но стопы! изумительные стопы!
не верю прокричал бы станиславский
таких на этом свете быть не может!
а у неё как видите - нашлись!

и вот она в просторном павильоне
под простыней - как камень неподвижна
исходит от нее античный холод
свисает бутафорский номерок...

*

звучит безоговорочное "снято"
помощник подставляет нумератор
под объектива чуткое стекло:
кадр 3-й дубль 11-й... хлоп!

киношный морг теперь пчелиный улей
она еще лежит но первой пулей
влетает костюмер за простынёй -
он как и все торопится домой

потом гримёр как гонщик аккуратен
освободит её от трупных пятен
снабдив салфеткой: подотрёшь в паху
а я бегу прости меня бегу...

*

она любит просматривать фильмы в которых снималась
садится в огромное кресло
укутывается в плед
из-под которого торчат ее розовые пятки
маленькие узкие стопы
сложены книжкой

о чем она?

6 место

Конкурсное произведение 118. "Заговаривание пустоты"

Заговаривание пустоты

...комната, прожитая насквозь голосами ночной тоски, становилась тесна.
я выходил из окна, я видел: мир, несколько больше, чем у меня внутри.
вскормленный болью волчонок тихонько скулил,
тычась в мёртвый живот матери-пустоты.
город, до изнанки проживший всех, обрушивался в меня, в прорву без дна.
я вдруг вспоминал: пыльно-сиреневых сумерек ласковую тишину,
вытатуированный ночным дождём Париж, вспугнутый зарницами Лондон,
Прагу, взметнувшуюся пепельными тенями...
или ещё:
вещи, потерявшие человечность, отбившиеся от рук,
бьющие в кровь, разбивающиеся на кусочки, чтобы засесть под сердцем,
вещи, которыми полна жизнь в детстве,
вещи, осколки памяти, стерегущие чью-то старость,
огромную, чужую, уже никому не знакомую старость,
ты видел её, спотыкающуюся на старой брусчатке,
медленно бредущую в гору
(избыточный образ, избыточный образ),
несбыточный, кричащий несбывшимися голосами
разбитой памяти, огромной, чужой и уже никому не знакомой.
так вот, я выходил из окна,
вот так я учился видеть
огромный мир, несколько больше, чем у меня внутри,
огромный город, скулящий в разбитую ночь,
огромный живот матери-пустоты, вынашивающий смерть,
твою-мою-ничью всехнюю смерть,
посмотри, как она идёт на сбитых кривых каблуках,
смерть маленькой девочки и рыжего толстяка,
голодного котёнка и старой ветлы у сгоревшего дома,
вечная моя-твоя-чья-то-ещё смерть
в стоптанных башмаках, в застиранном старом халате,
пропахшем тоской города, где, заблудившийся в тесноте,
каждую ночь ты выходишь в окно
видеть мир, несколько больше, чем у тебя внутри,
одинокий, испуганный мир
с вещами, отбившимися от рук,
с осколками, засевшими под сердцем,
с Лондоном, Парижем и Прагой и тысячей городов,
где мы никогда не будем
(ничем никогда не будем),
мы просто учимся видеть,
заговаривая пустоту,
когда жизнь неуверенным жестом распахивает окно,
и неверен полёт птицы в темнотой наполненном воздухе,
и неверен твой голос, взывающий о неизбежном,
и неверен твой шаг, каждый раз оказывающийся последним...

7 место

Конкурсное произведение 138. "Старый кот"

Старый кот

Старый кот болеет, умирает,
и, не зная, чем ему помочь,
мама на руках его качает,
вряд ли он осилит эту ночь.

Я пришёл, а маме не до шуток.
Мама не сказала мне "привет".
Старый кот ныряет в промежуток
между "я умру" и "смерти нет".

Бледно освещается терраса.
Я сижу поодаль просто так.
И ещё ведь муркает, зараза.
Ластиться пытается, дурак.

Мама говорит ему: ну что ты.
Мама говорит ему: а вот
мы с тобой сейчас откроем шпроты.
И зовёт по имени, зовёт.

Как на смерть ни топай и ни шикай,
не отгонишь дальше рукава,
вот и исчезает кот чеширский
насовсем под мамины слова.

На столе не тронута шарлотка,
не сказала мама мне "пока",
лишь плывёт, плывёт ночная лодка —
вдоль по шерстке мамина рука.

8 место

Конкурсное произведение 407. «Свод зимы»

Свод зимы

I.

как — отвести глаза не отводя
ни зоркости зениц ни сна ни страха
ни и́скуса — сказать не говоря
ни трепета растерянных ресниц

как — вынуть руку из родной руки
не отнимая от тепла ладони
ни жеста нервного ни тихого касанья
ни слéда от холодных тонких пальцев —

научишься у сумерек и льда

которые себя не отнимают
от стен панельных от зимы и неба
и не отводят холода и мрака
от рассечённых надвое теней

II.

на улице — декабрь и немота
витрины в запотевшей амальгаме —
раскрашен городской продажный сюр
в пурпурно-изумрудный галоген

машинным маслом залит тротуар —
собака фыркает скулит и жмётся к стенам
себя не отделяя от реклам
автобус катит в сторону метро

не хочется ни есть ни покупать
ни слушать речь
ни вглядываться в лица —
исчезнуть раствориться выйти вон

я уклоняюсь от больших дорог
смотреть на время голову задрав

там в недрах неба встали две звезды
на расстоянье крейсерской атаки
морозный воздух нервен и колюч
как полчища звенящей мошкары

над воздухом — в трассёрах Геминид
в небесном незалатанном бушлате —
доносится с окрестных пустырей
сухой немногословный треск петард —
фальстарт
и по всему не скоро
весна отнимет приступом своё

на свод зимы
восходит перочинный росток луны
и перочинный лёд
его в бесплотной луже отражает

раскруживают небо фонари
соединяя запад и восток

III.

бьёт током воздух ключ искрит в замке
привычный быт мозолит глаз трёт руку
предметность вещества стесняет плоть
живой не порождая пустоты

дрожит под потолком люминофор —
пространство ощущается острее
острее одиночества и тьмы
молчанье набирает звон

звенит

9 место

Конкурсное произведение 419. «Странно»

Странно

Странно, но в эту ночь звезда оказалась одна.
Я больше не разглядел.
Просто шёл домой, она
плыла со мной рядом,
но слишком далеко, чтобы дотянуться,
преодолевая ветви деревьев;
я и не пытался.
Поворот — и она пропала.

Теней было две.
Я думаю — два окна горели,
но в разных подъездах, чтобы выдержать угол.
Получались ножницы.

Лезвия — два моих "я",
разрезали дорогу,
кроя пространство к подъезду, чтобы войти.
За дверью было темно,
и это убило их.

10 место

Конкурсное произведение 2. "Луна в саду свечой горела"

* * *

Луна в саду свечой горела,
по кругу домик обходя...
Нет ничего теплее тела
холодной ночью октября.

Луна скрывалась за простенок,
но оставалась на часах,
фосфоресцируя со стрелок -
в углу на ходиках-часах.

Потом она - в другом окошке.
Задуло ветром, скрипнул дуб...
Нет ничего нежней ладошки
и мягче - губ!

Качалось пламя, истончалось,
по кругу домик обходя...
А жизнь, как эта ночь, кончалась
влали шуршанием дождя!

И, сумрак памяти итожа,
как вспышка в чаще, как испуг:
"Нет никого - тебя дороже!"

...И ничего слабее - рук.



"ТОП-10" от Евгения Овсянникова


1 место, памятная медаль портала Stihi.lv

222184029_5990996407609567_1064067337839889501_n_1


и книга Данилы Давыдова "Не рыба"

Конкурсное произведение 90. "Однажды"

Однажды

однажды посадишь цветущий сад
чтоб скрыться в его тени
и слушать поющие голоса
и радоваться за них

полжизни проточной водой уйдёт
под корни но оглянись
опустится облако в тёплый дёрн
на всю остальную жизнь

а там и тишайший снег во мгле
и чей-то спешащий след
и кружки оставленной на столе
светящийся силуэт

поправишь очки кашлянёшь в кулак
из глины господней весь
опять затянешься натощак
забыв как всегда поесть

смолы золотистой сверкнёт слеза
лицо отразится в ней
тебе на владенья во все глаза
смотреть до скончания дней

шептаться с листвой и сходить с ума
а вдруг не убережёшь
когда подкатит к горлу зима
когда разревётся дождь

рассеется сон и вишнёвый дым
ты будешь вовек спасён
однажды твой сад принесёт плоды
кому-нибудь принесёт

2 место, памятная медаль портала Stihi.lv

medal

Конкурсное произведение 38. "The Present Continuous"

The Present Continuous

наш мир устроен так –
из твоего ковчега вылетает голубь
и возвращается
неся в клюве зерно
но приглядевшись ты видишь
что это вовсе не зерно
а маленький ковчег
из которого вылетает голубь
и подняв голову ты видишь клюв
который несет твой ковчег...
был милый сентябрьский вечер
три девочки сидели за столом
пытаясь понять The Present Continuous
или пытаясь сделать вид что понимают
на улице дети играли в футбол
две старухи
жующие огрызки жизни
ссорились на скамейке под окнами
уже в пятисотый раз
и от лета остался лишь осыпающийся каркас
"Present Continuous – это когда сейчас"
сказала одна из девочек
"нет это когда всегда"
поправила вторая
третья сидела тихо
будто ее нет
в этот момент зазвонил телефон
был это две тысячи первый
и телефоны были стационарны
уже догнило двадцатое столетие
а двадцать первое пока не начало подгнивать
"включи телевизор прямо сейчас"
сказал посланник будущего в трубке
"Present Continuous это прямо сейчас"
сказала третья девочка
будто подслушав
я включил телевизор
на экране дергалась
картинка которая так и не стала прошлым
оставшись вечным continuous present:
самолет прошивал башню
и башня падала
в замедленной хореографии ужаса
словно ненастоящая
словно сделанная ради шутки из костяшек домино
я так до сих пор и не знаю
кто же это звонил тогда

3 место, памятная медаль портала Stihi.lv

medal

Конкурсное произведение 444. "Крейсер"

Крейсер

День за днём идёшь в ночные рейсы, круг, металлургический завод,
на его отшибе - ржавый крейсер, и ему не снится ничего.

Объезжаешь ямы и траншеи, потихоньку входишь в колею.
Небо сонно вешает на шею молодого месяца петлю.

Под ногой меняются педали, города ложатся на бочок.
Свет переключаешь - ближний-дальний, и людей, как свет, - в один щелчок.

Пролетают годы, не заметить, и свистят, как пули у виска.
Всё проходит, остаются дети, память и гремучая тоска.

Что ни город, думаешь о доме, медленно смыкаются глаза.
У рассвета тёплые ладони, оттого слабеют тормоза.

Обгоняешь время, реки, рельсы, и приходят мысли за рулём,
чтоб тебя на старости, как крейсер, не спихнули на металлолом.

4 место

Конкурсное произведение 388. "От глухого абзаца"

От глухого абзаца

От глухого абзаца сталкер кидает гайки
В непонятный текст, за которым — комната-зло,
Где сидит птичка Сирин, волнистый мой попугайчик,
На снегу-ловушке из белых пушистых слов.

И когда в русской речи поглубже увязнет коготь,
И уже не взлететь в глазурные небеса,
Ото сна очнётся нерукотворный Гоголь,
Из которого за ночь вырос вишнёвый сад.

Пустыри соблазна, доверчивый запах мяты,
Оголённый взгляд по самое немогу.
Птица-тройка, лети-лети! Ты куда? Куда ты?
Не отдам ни пяди, хоть я у тебя в долгу.

Проходи, читатель, в стихах становится жарко.
В наливных глазах у птички блестит огонь.
Загадай желание, вылей до дна боярку,
Прочитай три раза "Отче, не успокой".

Васнецовский лес, громовые раскаты Глинки,
Подступает санкт-петербургский туман к Москве.
Над шинелью вьются мичуринские снежинки,
Тают льдинки мысли на выцветшем рукаве.

5 место

Конкурсное произведение 400. "Верещагины"

Верещагины

Череповец – чепец, печаль, оправа
овальная для важного лица.
Машины маслоделательной слава
в именье Верещагина-отца.

Дождь перестал охотиться беспечно
за отраженьем в зеркале реки.
Жаль, осень так буквально быстротечна –
отточием не удлинить строки.

*

Скатерть серая отутюжена –
Закатали солнце в асфальт.
Не доехали мы до Устюжны,
И до Устюга не достать.

Где стоим – пополам расколота
В дождь отмытая добела
С крышей-колоколом колоколенка,
Чьи замолкли колокола.

Осень поздняя, утро раннее,
Только голуби и дымкИ:
Только банями да сараями
Склон ощерился до реки.

Брёвна мхом поросли и чагами,
Да сорока вдруг верещит.
Вся надежда на Верещагина –
Да надежду ищи-свищи.

*

Верещагин сидит на каспийской таможне.
От вина и от выстрелов воздух рябит.
«Я ведь, знаешь, Петруха – великий художник!», –
Верещагин в запале Петру говорит.

«Я писал звонкий зной самаркандского неба,
Запечённый в лазури восточных аркад –
Я любил эту жизнь, обращённую в пепел,
Лязг ружейных затворов и дым канонад.

Я прошёл Туркестан, а погиб на Японской:
Броненосец на рейде – не абы чего!
Я, Петруха, мечтал любоваться на солнце –
Написал, как сверкает гора черепов...

Там сияло светло – только солнца не видно,
Только фурии смерти неслись по пятам.
Мне, Петруха, пойми, за державу обидно!» –
И Петруха кивает, до чёртиков пьян.

Вот они обнялись, как братишки, как дОлжно,
Комарьё налетевшей картечи кляня:
Луспекаев, артист, Верещагин, художник,
И Петруха – ключами от рая звеня.
_________________________
* Череповец, Устюжна, Устюг – города в Вологодской области.

6 место

Конкурсное произведение 167. "Штрихпунктир"

Штрихпунктир

Точка-точка-тире, тамбур-тамбур-вагон,
барабанным пунктиром гремит перегон,
вот бельмо семафора, вот мачты рога,
полустанками крутит и вертит пурга,
в полосу отчуждения вбиты столбы,
обстоятельства времени, места, судьбы
по каким-то своим штрихпунктирным осям,
вот и вся изометрия, или не вся?
Невозможно уснуть и уйти в глубину,
ты глотаешь огни, словно окунь — блесну,
и гадаешь вслепую, где нос, где корма,
за бортом только снегом кипящая тьма,
а в окно проводник мимоходом налил
полстакана чернил, полстакана белил.
За плацкарту без мест рассчитайся сполна,
этот общий вагон — деревянный пенал,
в нём под крышкой катаются карандаши
и грохочет в ушах: «напишу!» «напиши!»,
по штакетнику шпал простучит «не забудь!» —
это пепел прощаний колотится в грудь,
это порох пути в твоём горле першит,
это вьюга летит и метёт во всю ширь,
прошивает тебя штрихпунктирная ось,
лучевая симметрия пятен, полос,
всех отметин родимых, примет родовых,
но не сходство — родство ударяет под дых,
перепутаны знаки, размыты следы,
не напиться железнодорожной воды.
Этот поезд в огне не сгорает, гудит
и толкает соломенный свет впереди,
тамбур-тамбур-вагон, отлетающий шум,
точка-точка-тире, «напиши!» — «напишу!»

7 место

Конкурсное произведение 343. "Трое"

Трое

Презирая кефир и макароны по-флотски,
От меня ушёл бомжевать мой внутренний Бродский.
Лёжа в баке, глядит на небо, не знает горя -
В перевёрнутом доме у самого Серого моря.

На одной из галер из Зюзино в Бирюлёво
Унесло моего внутреннего Гумилёва.
Говорят, возле МКАДа, на озере Вечного Чада
Был покусан псоглавцами, так дураку и надо.

За окном - диктатура осени. Под каштаном
Расправлялись гопники с внутренним Мандельштамом.
Расколов пополам колючую несвободу,
Голова укатилась гладким волшебным плодом.

...

Рикошетят обиды косточками черешни.
Ты сказала, что я поверхностный. Нет, я внешний.
Посмотри, у меня внутри только стол, три стула.
И слова, на губах проходящие, как простуда.

8 место

Конкурсное произведение 439. "К словарям"

К словарям

погоди секунду, побудь со мной
промелькнувшей в тёмной воде блесной,
уловись хотя бы негромким словом,
а потом во тьму уходи опять,
в тишину молчать, в глубину сиять,
в плодородный ил, к словарям толковым.

завяжи мне память на узелок,
чтобы вспомнить я ничего не смог,
ожидая блеска в речном затоне.
не храни ни писем, ни снов, ни книг,
здесь не я – мой сумеречный двойник
проницает время/пространство óно.

и в его глазах холодит луна,
и темна вода сквозь него видна.
засыпает сонный тростник, а мыши
разрезают небо. большой улит
никому во тьму о себе пищит,
но никто в тумане его не слышит.

9 место

Конкурсное произведение 200. "За грядущими снегами..."

* * *

За грядущими снегами
ничего не разобрать.
Чувства спутаны словами,
так что лучше помолчать
о зиме, о беспокойстве
ночью стукнувшем в окно.

Это будут те же гости,
в том же мертвенном кино,
не стареющем тут на год
вместе с памятью моей.
Под сценарием бумага
солнца белого теплей
и луча его на птице,
улетающей навек.

И как только повторится
этот вечный мой побег,
я опять о нем забуду,
удивляясь на лету
той загадке кем я буду,
словно чистому листу.

10 место

Конкурсное произведение 39. "Засыпая"

Засыпая

под могильною лопатой
постучавшей к нам в окно
засыпает век двадцатый
чёрно-белое кино
високосный век железный
сила воли семя тли
пролетел над мрачной бездной
оторвался от земли
промелькнули эти лица
на кого похожи мы
перевёрнута страница
дуновением зимы
и не выпрыгнешь из кожи
гаснут свечи кончен бал
и запасы рифм расхожих
век ушедший исчерпал
годы после нашей эры
скачут вскачь куда-то прочь
по ночам все кошки серы
подступает эта ночь
только ты другой породы
свет мой полдень и июль
вот звучит прогноз погоды
Манчестер и Ливерпуль
до того как лягу рядом
равномерно задышу
мне спросить кого-то надо
вот тебя-то и спрошу
кто же ходит одиноко
с изумительной трубой
и в прекрасное далёко
обращённою мольбой?


СПАСИБО ВАМ ЗА ВАШИ СТИХИ, ДРУЗЬЯ!


cicera_imho_spasibo

.