06 Июля, Понедельник

Открывайте страницы на портале Mirmuz.com!

Александр ЛАНИН. ТОП-10 "Кубка мира - 2019"

  • PDF

LaninСтихотворения, предложенные в ТОП-10 "Кубка Мира по русской поэзии - 2019" членом Жюри конкурса. Лучшие 10 стихотворений "Кубка Мира" будут объявлены Оргкомитетом 31 декабря 2019 года.



Имена авторов подборок будут объявлены 31 декабря 2019 года в Итоговом протоколе конкурса.


cicera_stihi_lv

1 место

Конкурсное произведение 100. "Время собирать камни"

белое Белое. 
тихое безначалье. 
волны вчера ворочались и ворчали,
нынче - выставленные у берега сети моют.
камни к вечеру покрываются сединою,
Тёмными
Глыбами
возвышаются над мальками,
сонно друг друга нащупывая боками.

*
синее Белое.
всюду ватага мальчишек находит себе игру. 
если подбросить камешек - можно и в небе пробить дыру. 
там четыре тюленя, камбала и такие дали! -
смотри,
посмотри скорей, покуда не залатали.

А пока ты смотришь - пойманные души (сёмжина и камбальская)
Уплывают к богу через порт Архангельска. 

*
серое Белое.
Кто не успел уплыть - остаётся кормом.
Старенький карбас волна вырывает с корнем. 
Воды смыкаются.
Ужас, качаясь, длится - 
Доски, солёная рыба и лица, лица...

Не повторяй выученную телеграмму губами бледными. 
Через месяц-другой от соседей пробьётся шальной вальсок. 
Рёбра разбитого карбаса за полвека уйдут в песок. 
Имена утонут последними. 

Сейчас кажется - жить не сможешь. 
Сколько раз ты уже смогла. 
Помнишь камень, тридцать лет и три года видевший из угла
Пунктирную линию вместо контуров человека,
ронявшую шёпотом редкое "почему?".
Остальное проваливалось во тьму. 
Это тёмные времена, говорят, время пришло иное. 
Но человек остаётся призраком, камень - стеною. 

Мало ли кто не дождался своих седин. 
Однажды каждый может очнуться совсем один,
С каменеющим взглядом, в отчаяньи пустоту скребя.
С Белым северным не за окнами, а внутри себя. 
Подожди, послушай. Вознёй тишину не рань. 
Прорастает ягель, где раньше цвела герань.
Ветви сосен танцуют вокруг стволов, не разъявши рук. 
Якоря косяками уходят по дну за полярный круг. 
А ты лежишь посреди, одинокий ты, не сдержавший крик.
Омываешься воздухом, как поднявшийся материк. 
Посмотри, со всех девяти сторон - горизонт земной,
И полярное небо/море искрится сплошной стеной

2 место

Конкурсное произведение 64. "Неудивительно"

неудивительно, что богу
не снятся сны, зачем их снить?
из ничего, из чувства долга
он длит прядущуюся нить,
стучит секундами по жести,
скрипит пером веретено,
сплетая персть и клочья шерсти,
войну и мир и днем и но –
но чью испуганную душу
он держит бережно в горсти
и как любимую игрушку
сейчас пытается спрясти?

3 место

Конкурсное произведение 240. "Термит"

смятый саван. постельный, белеющий наст.
говорили – вселенная выдержит нас,
нахватавшихся всех равноправий.
но вчера оказалось, что свыше – игнор:
кто возносится вверх из обжившихся нор –
выползает на гравий.

так выходишь один,
многоник/многорук,
а вокруг – ни души, ни оливы вокруг,
только солнце вседневного бденья.
душный воздух собой подпирает зенит.
кто считался пророком – обычный термит,
и слепой от рожденья.

ставший нынче под вечер неведомо чей.
сочинивший и вещи, и тени вещей.
муравей в повседневном абсурде.
я кричу –
но в ответ подступает хамсин,
обрекая меня, сквозь тома древесин,
догрызаться до сути.

кто кого не сдержал, оставлял на пока?
жар меня погружает в обломки песка,
только имя торчит косоплече.

... снова шепчешь с изнанки (а может, недуг).
я поникшими лапками трогаю звук,
и становится легче.

4 место

Конкурсное произведение 307. "Сантехник Пётр, лет сорока пяти..."

Сантехник Пётр, лет сорока пяти,
Спустившись в кишку подвала,
«Господи, мя, – говорит, – прости –
Снова её прорвало».

Вращаясь на стояке (на мировой оси),
Вжимается в грунт хрущёвка.
«Господи, – Пётр говорит, – спаси,
Действовать надо чётко».

Им обнаружен в трубе прорыв,
Он говорит коварно:
«Не будет вам ни хлебов, ни рыб,
Если её прорвало;

Если прорвало, то всё, труба –
Мир состоит из трещин».
Пётр вытирает елей со лба.
Действовать надо резче.

В третьей квартире живёт главбух –
Дама в цветастых шляпах.
Пётр налаживает трубу.
Но остаётся запах.

Пётр доволен – ноет его плечо,
В порах дерьмо и плесень.
Пётр, затворяя подвал ключом,
Ставит его на десять.

Пётр говорит: «Господи, каково –
Я и Стрелец, и Овен».
И по заявкам дальше, совсем живой,
Ходит, первоверховен.

Он сторонится котов и шлюх –
Он не какой-то рыжий.
В наушниках по-английски поёт петух.
Что-то про шоу. Трижды.

5 - 10 места

Конкурсное произведение 29. "Вислогубый старик, многоликий..."

Вислогубый старик,‎
многоликий, как парк Серенгети,
покровитель черник,‎
поедатель еловых спагетти,
с голубой головой,
с поэтичной фамилией Хайкин,
бесконечно живой,‎
он обходит лесные лужайки.

По болотным стезям
кулики одинокие бродят,
шлют далеким друзьям
отголоски неясных мелодий.‎
Этот грустный мотив
даже волка недоброго тронет.
"Милый друг, приходи!"-
безответная птица долдонит.‎

Одинокий кулик
мог бы рыбу клевать, но и то нет,
как собака скулит,
как израненный Мусоргский стонет.‎
Вислогубый старик ‎
в сотый раз возмущается этим.
Я, кричит, не привык,
чтобы плакали птицы и дети.
Я, кричит, не таков,
я с нахальством мириться не стану
и сердца куликов‎
не позволю взбивать, как сметану.
Чтоб исчезла тоска,
новый способ придумал теперь я -‎
всем надеть куликам
лебединые белые перья.
Кулики сей же час
улетают к принцессе Одетте,
ей направлен приказ, ‎
в белоснежные перья одеть их.

Посмотри, наш кулик,‎
грациозный и лёгкий, как Моцарт,
тонконог, сребролик,
по болоту идёт и смеётся.
Вся природа поёт,
даже волки поют втихомолку,
мелкий рыжий енот
залезает от счастья на ёлку.
Нежно гладит карась
на воде задремавшую чайку,
а старик, вдохновясь, ‎
сочиняет бессмертные хайку.

Как же радостен мир,
где родные клювастые лица.
Под звездою Маир
будем славить его и молиться.
А звезда нашу жизнь
освещает чуть видимым светом,‎
что-то хочет простить,
искупить что-то хочет, но где там...


Конкурсное произведение 23. "По городу шагают мертвецы"

по городу шагают мертвецы
который год шагают мертвецы
по улицам шагают мертвецы
шагают мертвецы большой победы
шагают ровным шагом видишь сын
всё это чьи-то деды и отцы
простые не читавшие сунь-дзы
да суть не в этом

шагают мертвецы как на крестах
распятые на ватманских листах
брендированных лента и звезда
под ясным ли обрушившимся небом
вокруг поют мол новый крестный ход
другие сплёвывают колорад идёт
кому-то скорбь кому наоборот
но суть не в этом.

и на каких там кто погиб фронтах
из ртов неравнодушных бьёт фонтан
все ждут что бог попомнит аз воздам
и явится как на разборку кореш
и кто тут прав пожалуй промолчим
не зная ни мотивов ни причин
но если мне и есть кого учить
то одного лишь.

смотри мой сын безжалостно смотри
без собственного мнения внутри
без слов навынос из чужих витрин
смотри и слушай что бы ни услышал
не потому что новой не хотим
или воспитанность мол хамам не хамим
и не цинизма вырастив хитин
будь в стороне но не считай что выше
ни тех кто искренне ни тех кто в кассу вышел
ни тех кому противно выходить

по городу шагают мертвецы
за годом год шагают мертвецы


Конкурсное произведение 230. "От Марка"

Завсегдатаи ринга, султаны свинга, 
мы видали Кинга, читали Юнга, 
напевали Стинга, врывались с фланга,
наступали на запад, бежали с юга,
не терялись — республика ли, фаланга,
революция, триппер ли, похмелюга... 
Мы вставали с пушкой, летали тушкой, 
нас тащило влюбиться, убиться, спиться
и не брезговать самой дрянной клетушкой, 
где бы можно было совокупиться.
Мы шагали к датам, кружили с Дантом, 
команданте не путали с комендантом,
даже в самом приподнятом и поддатом 
различали, кто коэн, а кто левит,
подражали Цою, жевали сою, 
посыпали раны травой и солью, 
и, когда нам явится смерть с косою,
нас и это не очень-то удивит.


Конкурсное произведение 171. "И всё"

и всё пройдёт не всё враньё печаль легка
летит ворона мышь несёт под облака

они летят они вдвоём они одно
вверху земля и водоёмы снизу дно

синее сна такое желтое как мёд
и мышь летит и мышь кричит и мышь поёт

а мир открыт как с козинаками пакет
а страх сыпуч он вроде есть а вот и нет

и даже кажется неважным что несёт
как-будто крылья просто выросли и всё


Конкурсное произведение 362. "Шурочка Цахес"

Шурочка Цахес ночью выходит в сад.
Возле канавы в сумерках голосят
жабы — да так утробно и похотливо.
Даму тоска начинает под грудь колоть.
В кресло она погружается так, что плоть,
чавкает, словно волны в момент отлива.

Ноги её натруженные гудят.
Перед глазами стелется райский сад.
Долго она брела к своему Эдему.
«Пусть сорняком взошла я в этом саду,
но в перегной до срока я не уйду», -
думает и вплетает лавр в диадему...

В дачном алькове спит неофит, мордаст.
Завтра его издаст, а чуть позже сдаст
в макулатуру — пусть шелестит в утиле.
Сколько поэтов через неё прошли
и проросли, как зёрна из-под земли
в вечность, а ей ни строчки не посвятили.

Всякий поэт, желая узнать секрет,
едет с визитом, сплетнями подогрет,
кланяется, как Германн перед графиней.
Предан ей, словно Брут, словно «брют» игрист.
Очередной словесный эквилибрист
ручку целует, хладную, точно иней.

Лопнули звёзды — водные пузырьки.
Шурочка дремлет... Мысли её горьки -
кто она в мироздании — уж не жаба ль?
Чтоб не тонуть в забвении, в злой ночи,
тапками энергично она сучит
и воспаряет плавно, как дирижабль.

Конкурсное произведение 381. "Водяница"

Снова и снова ходит волна по кругу,
Стучится в упавшее дерево дверных пород.

*
Вырою ямку в воде,
Спрячу самое ценное:
Ключ от сгоревшего дома,
Имя от ушедшего человека.

*
К ночи потяжелела вода, давит.
Лежит река на боку,
Еле дышит.

*
Сбежались, столпились. Стоят как люди.
Дыши, говорят, дыши.
Качаются ветки голые,
Головы отсыревшие.

*
Нелепое всё, больничное.
Бельё на полу,
Тропинка вкось, разговоры набок.

*
Время кончается.
Скоро проснёшься один.
После зимы начинай растить себе
Новую воду.



Kubok_2019



.